На главную






ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ РФ

судебная практика


Научные статьи

Недвижимость:

Ипотека

Приватизация

Долевое строительство


Семейные споры:

Основы семейного права.

Брачный договор

Алименты

Раздел жилого помещения .


Сфера труда:

Основы трудового права.

Трудовой договор

Премиальная форма заработной платы

Трудовой договор


АВТОЮРИСТ:

Комментарий к Правилам дорожного движения.

Все об Автостраховке.

Комментарий к Закону Об обязательном страховании.

Об эвакуации транспортных средств


Уголовное право.

Комментарий к Уголовному кодексу

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

Изнасилование.

Протоколы (приложения УПК).


Налоговая энциклопедия
























БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
Rambler's Top100

Конституция, Кодексы, Законы.

Юридические услуги



Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия
и ответы на вопросы судов Республики Калмыкия


Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия
по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке
в 1 полугодии 2006 года

В I полугодии текущего года судами Республики Калмыкия рассмотрено 8566 гражданских дел, что на 12% выше уровня I полугодия 2005 г. (7653 дела). Из них мировыми судьями рассмотрено 4850 дел или 57% объема всех гражданских дел (за 6 месяцев прошлого года - 53%). С вынесением решений разрешено 7931 дело, в том числе с удовлетворением заявленных требований - 7664, что составляет 96,6% (за аналогичный период 2005 года было рассмотрено 7142 дела, удовлетворяемость исков составляла 95,9%). С нарушением процессуальных сроков окончено 116 гражданских дел, из них 103 - судами районного звена или каждое 36 дело (в I полугодии прошлого года - 96 дел, из них 91 - районными судами или каждое 41 дело). Структура гражданско-правовых споров характеризуется следующими данными. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилось количество прочих дел искового характера - 48,4% от общего числа дел, рассмотренных судами республики (в I полугодии 2005 года они составляли - 53,7%), дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение - 7,3% (10,4%), семейных споров - 8,4% (9,5%), в том числе дел о расторжении брака супругов - 5% (5,6%). По-прежнему 1,2% всех оконченных дел составляют споры, возникающие из нарушений пенсионного законодательства. Существенно возросла доля споров о праве собственности на землю и споров, связанных с землепользованием - 13,3% (3,5%), трудовых споров - 11,9% (9,8%), в том числе об оплате труда - 10% (8,4%), жилищных споров - 3,1% (1,8%).

По результатам рассмотрения гражданских споров судами республики вынесено 59 частных определений, что на 28% меньше уровня I полугодия 2005 года - 82 частных определения. Почти половина (46%) определений вынесено# по трудовым спорам, районными судами - 63, мировыми - 16 (в I полугодии 2005 года районными судами было вынесено 37 частных определений, мировыми судьями - 45).

Изучение судебной практики показало, что подавляющее большинство гражданских дел рассмотрено судами в соответствии с нормами материального и процессуального права. Вместе с тем итоги обобщения кассационной и надзорной практики свидетельствуют о том, что суды не всегда соблюдали положения материального и процессуального закона, допускали существенные ошибки при рассмотрении гражданских дел.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия рассмотрено в кассационном порядке 260 гражданских дел против 286 дел за аналогичный период 2005 года, что на 9% меньше.

Доля обжалованных и опротестованных в кассационном порядке решений и определений районных (городского) судов по сравнению с I полугодием прошлого года немного снизилась и составила 7,1% от их общего количества или каждое 14 судебное постановление (соответственно 8,5% или каждое 12 постановление суда в предыдущем году).

Структура поступивших дел по характеру обжалованных и опротестованных судебных актов по сравнению с 6 месяцами 2005 года претерпела изменения. Увеличился удельный вес частных жалоб и представлений - с 27,3% до 32,1%, в то же время снизилась доля кассационных жалоб - с 69,4% до 66% и кассационных представлений - с 3,3% до 1,9%.

Количество дел, снятых с кассационного рассмотрения и возвращенных в районные суды по причинам представления их без оплаты кассационной жалобы государственной пошлиной, по жалобам лиц, не имеющих полномочий на обжалование судебных постановлений, после истечения срока кассационного обжалования, по сравнению с аналогичным периодом 2005 года немного уменьшилось - 15 дел, но по существу не изменилось и составило 5,7% поступивших дел (в прошлом году - 17 дел или 5,6% поступивших дел).

Количество судебных ошибок, исправленных в кассационном порядке, в сравнении с прошлым годом практически осталось на прежнем уровне: отменено 73 решения городского и районных судов, в том числе 41 - с направлением дел на новое рассмотрение и 3 - с оставлением требования без рассмотрения; изменено 7 решений, отменено 22 определения. За 6 месяцев 2005 года было отменено 63 решения, из них 34 - с направлением дел на новое рассмотрение; изменено 8 решений, отменено 31 определение.

Большинство ошибок, выявленных в кассационном порядке, допущено районными судами при рассмотрении трудовых и жилищных споров - по 7,8% (в I полугодии 2005 года они соответственно составляли 6,9% и 11,8%), уменьшилось количество ошибок по жалобам на действия государственных и административных органов - 2,9% (7,8%), по делам о защите чести и достоинства - 2% (6,9%), по искам о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца - 2% (3,9%), возросло число ошибок по спорам о землевладении - 3,9% (2%).

Всего судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РК выявлено 102 или 82,9% ошибок, допущенных судами районного звена, в I полугодии 2005 года - 102 или 84,3% ошибок. При этом судебная коллегия по 29 делам (40% отмененных решений) использовала процессуальные возможности вынесения нового решения без направления дел на новое рассмотрение, что, несомненно, способствовало повышению оперативности правосудия, а главное - своевременному восстановлению нарушенных прав и свобод участников процесса (в предыдущем году - 29 или 46%).

В суд надзорной инстанции на рассмотрение поступило 329 надзорных жалоб и представлений, что на 25% выше уровня прошлого года (263). Из указанного количества 70 жалоб и представлений (21,3%) возвращено заявителям (в I полугодии 2005 года возвращено 67 или 25,5% жалоб и представлений). По существу Верховным Судом республики рассмотрено 242 жалобы и представления, 38,8% которых составили ходатайства на имя Председателя ВС РК (94). С истребованием дел рассмотрено 128 или 38,9% поступивших жалоб и представлений. Для сравнения в I полугодии 2005 года в порядке надзора рассмотрено 172 жалобы и представления (31,4% - ходатайства), из них 94 или 35,7 % - с истребованием дел.

Из числа дел, истребованных для изучения, отказано в передаче дел для рассмотрения по существу в Президиум Верховного Суда РК по 81 жалобе и представлению или 63,3% от числа истребованных, что немного ниже уровня I полугодия прошлого года - 62 жалобы или 66%.

Президиумом Верховного Суда Калмыкии рассмотрено 39 дел, что на 11% больше, чем за 6 месяцев 2005 года (35 дел). Удовлетворено 30 жалоб и представлений или 76,9% от числа рассмотренных дел (в I полугодии 2005 года - 31 или 88,6%).

В результате рассмотрения дел по удовлетворенным жалобам и представлениям отменено 18 решений и 3 иных судебных постановления районных (городского) судов. Кроме того, отменено 3 решения и 1 определение мировых судей республики. В I полугодии прошлого года было отменено 16 решений и 3 иных постановления судов районного звена, отменено 7 решений и 1 определение мировых судей.

Всего Президиумом Верховного Суда республики исправлено 25 или 19,7% допущенных районными судами и мировыми судьями ошибок (без учета апелляции). В I полугодии 2005 года - 26 или 20% ошибок.

В целом судами вышестоящих инстанций республики в I полугодии текущего года исправлено# 151 судебная ошибка, в прошлом - 148. Из них:

85,7% (24) ошибок мировых судей выявлено судами апелляционной инстанции, 14,3% (4) - Президиумом ВС РК (в I полугодии прошлого года - соответственно 74,1% (20) и 25,9% (7)).

82,9% (102) ошибок, допущенных судами районного звена, исправлено судебной коллегией, 17,1% (21) - судом надзорной инстанции (в предыдущем - 84,3% (102) и 15,7% (19)).

Таким образом, в I полугодии 2006 года в порядке кассационного производства выявлено 67,5% допущенных судами республики ошибок, в надзорном порядке - 16,6%, в апелляционном - 15,9%. В I полугодии прошлого года - соответственно 68,9%, 17,6% и 13,5%.

Качество рассмотрения гражданских дел судами республики за анализируемый период повысилось и составило 98,6%, (в I полугодии 2005 года - 98,5%), качество федеральных судов понизилось - 97,4% (в прошлом - 97,6%), мировых судей повысилось - 99,5% (99,4%).

Значительное количество неправосудных постановлений, как и в прошлом году, вынесено судьями Яшалтинского (15) и Городовиковского (14) районных судов. На судей вышеназванных судов приходится 24% допущенных районными судами ошибок - 123. Более половины обжалованных в кассационном порядке судебных постановлений Яшалтинского (61%), Яшкульского (67%), Черноземельского (71%) и Октябрьского (80%) районных судов отменено судебной коллегией. Судьями Элистинского городского суда допущено 56 судебных ошибок, что составляет 45% от общего количества ошибок, допущенных судами районного звена (в I полугодии 2005 года - 72 ошибки или 58%).

Анализ данных свидетельствует, что причины отмены и изменений судебных постановлений заключаются в ненадлежащей подготовке дел к судебному разбирательству, поверхностном исследовании материалов гражданских дел, неправильном применении материального и процессуального закона. Отмечаются факты недостаточного знания законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам права, проявления невнимательности и даже небрежности при исполнении судебных функций.


Применение норм материального права

1. Неправильное применение норм международного и внутреннего (российского) права повлекло отмену решения суда.

Эрднеев обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда. В обоснование требования истец указал, что в 1981 г. в отношении него было возбуждено уголовное дело, которое неоднократно возобновлялось и прекращалось и окончательно прекращено постановлением следователя прокуратуры от 3 июня 1988 г. за отсутствием в его действиях состава преступления. В связи с возбуждением уголовного дела 27 февраля 1981 г. он был уволен с должности инспектора уголовного розыска. При увольнении отделом кадров МВД РК копия приказа была выслана в Высшую следственную школу г. Волгограда, в связи с чем он был отчислен из учебного заведения. В результате возбуждения уголовного дела была подорвана его репутация, он потерял любимую работу и единственный источник дохода. Его страдания продолжались в течение длительного времени, так как уголовное преследование длилось 6 лет, в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Решением Элистинского городского суда с Министерства финансов РФ за счет средств казны РФ в пользу Эрднеева взыскана компенсация морального вреда в сумме 20000 рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия не согласилась с решением суда ввиду нарушения им норм материального права - применения норм, не подлежавших применению.

Удовлетворяя требование истца, суд руководствовался ст.  53 Конституции РФ, ч.  6 ст.  14 Международного пакта от 16 декабря 1966 г. "О гражданских и политических правах", ст.  3 протокола N  7 от 22 ноября 1984 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.  2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей".


По-видимому, в тексте предыдущего абзаца пункта 1 настоящего обзора и далее по тексту допущена опечатка, имеется в виду пункт 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. N 4892-X


Однако данные правовые акты не могли быть применены при разрешении указанного спора.

Конституция Российской Федерации была принята 12 декабря 1993 г. и, следовательно, ее положения не могут распространяться на события 1981-1988 гг.

Международный пакт от 16 декабря 1966 г. "О гражданских и политических правах" и протокол N  7 от 22 ноября 1984 г. (вступивший в силу для РФ с 1 августа 1998 г.) к Конвенции о защите прав человека и основных свобод не могут быть применены на территории РФ непосредственно, поскольку в обоих указанных нормативных актах (соответственно п.  6 ст.  14 и ст.  3) предусматривается, что лицо, понесшее наказание в результате судебной ошибки, получает компенсацию согласно закона# или существующей практике соответствующего государства.

Однако ни в СССР, ни в РСФСР в период привлечения Эрднеева к уголовной ответственности законом не предусматривалась возможность компенсации морального вреда за это. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, впервые предусмотревшие такую возможность (ст.  131), были введены в действие на территории РФ с 3 августа 1992 г.

Ссылка суда на ст.  2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. несостоятельна, поскольку согласно п.  2 Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденного этим Указом, возмещению подлежит лишь материальный ущерб (заработок и другие трудовые доходы, пенсии или пособия, имущество, штрафы и суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи).

При таком положении у суда не имелось законных оснований для удовлетворения требования истца о взыскании компенсации морального вреда.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, были установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия, удовлетворив кассационную жалобу ответчика, отменила решение суда и, не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска Эрднеева.


2. Общепризнанные нормы международного права не допускают, чтобы окончательное подлежащее исполнению судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон.

Шмелева обратилась в суд с иском к Федеральному государственному учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по РК" о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК от 25 августа 2005 г. она была восстановлена в должности медрегистратора в ФГУ "ГБ МСЭ по РК", решение подлежало немедленному исполнению. Однако ответчик, нарушая ее конституционное право на труд, длительное время не исполняет судебное постановление. Из-за перенесенного стресса вследствие незаконного увольнения, длительного неисполнения кассационного определения, отсутствия средств к существованию, она испытывает нравственные и физические страдания. По мнению истицы, столь долгий период исполнения судебного постановления по смыслу п.  1 ст.  6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нельзя считать разумным сроком, просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда

Решением Элистинского городского суда в удовлетворении иска Шмелевой отказано.

При кассационном рассмотрении дела судебное решение отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст.  151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Право на труд по своему характеру является личным неимущественным и принадлежит Шмелевой в силу закона (ст.  37 Конституции РФ, ст.  2 ТК РФ).

Согласно п.  1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицированной Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N  54-ФЗ и вступившей в силу для РФ 5 мая 1998 г.) каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела судом в разумный срок.

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 30 июня 2005 г. по делу "Тетерины против России" напомнил, что п.  1 ст.  6 Конвенции гарантирует право на обращение в суд, в рамках которого одним из аспектов является право на доступ к правосудию. Однако это право было бы иллюзорным, если бы национальные правовые системы Высоких Договаривающихся Сторон допускали, чтобы окончательное подлежащее исполнению судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон. Исполнение судебного решения по смыслу ст.  6 Конвенции должно рассматриваться как составляющая часть "судебного разбирательства". Та или иная задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправданна, но задержка не может быть такой, чтобы нарушала саму суть права, гарантируемого п.  1 ст.  6 Конвенции.

Из материалов дела видно, что кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК от 25 августа 2005 г., согласно которому истица должна быть немедленно восстановлена на работе в ФГУ "ГБ МСЭ по РК", оставалось неисполненным с момента вынесения и до рассмотрения дела в суде первой инстанции более 6 месяцев, на день рассмотрения дела в суде второй инстанции - более 8 месяцев.

Не приняв в течение значительного периода времени необходимых мер для исполнения вступившего в законную силу кассационного определения, ответчик в настоящем деле лишил положения п.  1 ст.  6 Конвенции их полезной сущности. Кассационное определение, вступившее в законную силу с момента его вынесения и обязательное к немедленному исполнению, оставалось недействующим в отношении Шмелевой в ущерб ее интересам.

Судебная коллегия признала, что истица испытывала душевные страдания и чувство разочарования в связи с неисполнением ответчиком судебного решения, вынесенного в ее пользу. Принимая во внимание, что судебное постановление в течение длительного времени не исполнялось и ответчиком не предпринималось никаких мер для его исполнения, исходя из принципа справедливости, коллегия вынесла новое решение об удовлетворении требования Шмелевой о компенсации морального вреда.


3. Переход прав и обязанностей одного юридического лица к другому в соответствии с передаточным актом свидетельствует о реорганизации юридических лиц.

Кокаева обратилась в суд с иском к Муниципальному унитарному предприятию "Жилищно-эксплуатационный участок N  5" (далее - ЖЭУ N  5), Муниципальному учреждению "Дирекция единого заказчика" (далее - МУ "ДЕЗ") о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В заявлении истица указала, что 15 июня 2005 г. была уволена по сокращению штатов, при этом работодателем не была соблюдена процедура увольнения, не учтено ее преимущественное право оставления на работе, семейное положение. На деле произошла реорганизация учреждения, в ходе которой полномочия и функции ЖЭУ по регистрационному учету граждан перешли в порядке правопреемства к МУ "ДЕЗ". Передача данных функций влечет перевод всех работников, занимавшихся ведением регистрационного учета, в МУ "ДЕЗ" на прежние должности. Просила восстановить ее в должности специалиста 1 категории сектора по паспортно-регистрационному учету граждан экономического отдела МУ "ДЕЗ".

Решением Элистинского городского суда иск Кокаевой удовлетворен частично: истица восстановлена на работе в МУ "ДЕЗ" в должности специалиста 1 категории сектора по паспортно-регистрационному учету граждан экономического отдела, с МУ "ДЕЗ" в ее пользу взысканы заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда, в удовлетворении остальной части отказано.

Кассационным определением судебной коллегии решение суда отменено: Кокаева восстановлена на работе в ЖЭУ N  5 в должности паспортиста, с ЖЭУ N  5 в пользу истицы взысканы средний заработок за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда, в части удовлетворения иска Кокаевой к МУ "ДЕЗ" отказано.

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия по надзорной жалобе истицы отменил кассационное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции ввиду существенных нарушений судебной коллегией норм материального и процессуального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что истица состояла в трудовых отношениях с ЖЭУ N  5, увольнение произведено администрацией этого предприятия, вывод суда о восстановлении Кокаевой на работе в МУ "ДЕЗ", с которым она в трудовых отношениях не состояла, является ошибочным и противоречит закону.

Между тем при этом суд кассационной инстанции не указал, какому именно закону противоречит решение суда.

Как усматривается из материалов дела, увольнение истицы было вызвано передачей функций по регистрационному учету граждан от жилищно-эксплуатационных участков МУ "ДЕЗ". При этом при одновременном сокращении должностей паспортистов в жилищно-эксплуатационных участках в МУ "ДЕЗ" был создан сектор по паспортно-регистрационному учету граждан и согласно распоряжению мэра г. Элисты N  213р от 1 апреля 2005 г. составлены акты приема-передачи документов по паспортно-регистрационному учету граждан.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о реорганизации юридических лиц (жилищно-эксплуатационных участков и МУ "ДЕЗ") с передачей последнему в порядке правопреемства функций по регистрационному учету граждан.

В связи с этим суд первой инстанции правильно руководствовался положениями ст.  75 ТК РФ, согласно ч.  5 которой при реорганизации организации (выделении и присоединении) трудовые отношения с согласия работника должны быть продолжены.

Кроме того, в соответствии с ч.  3 ст.  196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям и может выйти за пределы заявленных требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Как видно из материалов дела, истица предъявила требования о восстановлении на работе к Муниципальному учреждению "ДЕЗ".

Однако, не приняв во внимание эти обстоятельства, судебная коллегия в нарушение требований указанного закона, выйдя за пределы исковых требований, без согласия на то истицы восстановила ее в МУП "ЖЭУ N  5".

При таких данных постановление суда второй инстанции не могло быть признано законным и обоснованным.


4. При отсутствии соглашения об уплате алиментов право на взыскание алиментов или дополнительных расходов в судебном порядке совершеннолетние дети имеют только в том случае, если они являются нетрудоспособными и нуждающимися в материальной помощи.

Дудникова обратилась в суд с иском к Дудникову о взыскании алиментов в твердой денежной сумме. В обоснование требования сослалась на то, что до своего совершеннолетия - 21 ноября 2005 г. получала от ответчика алименты, с 1 сентября 2005 г. является студенткой Северо-Кавказского государственного технического университета по очной форме обучения, ответчик отказал в дальнейшей выплате пособий на ее обучение и проживание. Учитывая тяжелое материальное положение, просила суд на основании ст.  86 СК РФ обязать ответчика выплачивать ей алименты до окончания обучения.

Решением мирового судьи Городовиковского судебного участка исковые требования Дудниковой удовлетворены. С Дудникова в пользу Дудниковой с 15 февраля 2006 г. и до окончания обучения истицы в очном образовательном учреждении взысканы алименты в твердой денежной сумме - 1500 рублей ежемесячно.

Определением Городовиковского районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Дудников поставил вопрос об отмене судебных постановлений и прекращении производства по делу по тем основаниям, что в силу п.  2 ст.  120 СК РФ выплата алиментов по достижении его дочери Евгении совершеннолетия прекращается, каких-либо дополнительных письменных соглашений между сторонами по поводу продления алиментов не заключалось. В связи с тем, что истицей согласно ст.  56 ГПК РФ не приведены доказательства исключительных обстоятельств, являющихся основанием для несения дополнительных расходов, - не представлены документы, подтверждающие ее нетрудоспособность, доводы истицы со ссылкой на ст.  86 СК РФ являются несостоятельными и неубедительными. Дочь Евгения имеет возможность самостоятельно зарабатывать себе на жизнь, с дополнительной помощью работающей матери и дедушки, она получает ежемесячную стипендию в учебном заведении, является трудоспособной. Заявитель состоит в новом браке, в котором воспитывает дочь и сына, являющегося инвалидом, которые, а также его жена, не работающая из-за постоянного присмотра за ребенком-инвалидом, находятся на его полном иждивении.#

В соответствии со ст.  387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда РК нашел доводы надзорной жалобы обоснованными, а судебные постановления нижестоящих судов подлежащими отмене в связи с существенными нарушениями норм материального права.

Принимая решения, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь п.  2 ст.  38 Конституции РФ, ст.  85 и п.  1 ст.  86 СК РФ, исходили из того, что истица, являясь совершеннолетней, не работающей, обучающейся очно в образовательном учреждении и находящейся на иждивении матери, нуждается в помощи, поэтому вправе требовать с ответчика предоставления алиментов на время своего обучения.

Между тем с выводом судов нельзя согласиться ввиду его несоответствия положениям материального закона.

В соответствии со ст.  85 СК РФ родители обязаны содержать своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи; при отсутствии соглашения об уплате алиментов размер алиментов на нетрудоспособных совершеннолетних детей определяется судом в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно, исходя из материального и семейного положения и других заслуживающих внимания интересов сторон.

Согласно п.  1 ст.  86 СК РФ при отсутствии соглашения и при наличии исключительных обстоятельств (тяжелой болезни, увечья несовершеннолетних детей или нетрудоспособных совершеннолетних нуждающихся детей, необходимости оплаты постороннего ухода за ними и других обстоятельств) каждый из родителей может быть привлечен судом к участию в несении дополнительных расходов, вызванных этими обстоятельствами.

По смыслу изложенных норм закона при отсутствии соглашения об уплате алиментов право на взыскание алиментов или дополнительных расходов в судебном порядке совершеннолетние дети имеют только в том случае, если они являются нетрудоспособными и нуждающимися в материальной помощи.

Нетрудоспособными признаются дети, являющиеся инвалидами I, II и в зависимости от возможности реального трудоустройства III группы или достигшие пенсионного возраста: женщины - 55 лет, мужчины - 60 лет.

Нуждаемость совершеннолетних детей понимается как неспособность к самостоятельному несению дополнительных расходов из-за недостаточности собственных средств.

Между тем какие-либо обстоятельства, указывающие на нетрудоспособность совершеннолетней истицы, в материалах дела отсутствуют, ее представитель в соответствии с требованиями ст.  56 ГПК РФ таких доказательств суду не представил.

Кроме того, из содержания ст.  86 СК РФ следует, что дополнительные расходы родителей на детей предоставляются в судебном порядке только в случае, если сами расходы вызваны исключительными обстоятельствами, к которым относятся тяжелое заболевание, увечье, потребность в постороннем уходе и иные обстоятельства аналогичного характера, требующие дополнительных средств на содержание детей.

Понесенные же истицей Дудниковой расходы по оплате найма жилья в связи с обучением в образовательном учреждении в другой местности не относятся к обстоятельствам, указанным в ст.  86 СК РФ.

Таким образом, у истицы отсутствовало право на получение содержания от родителя, вывод судов о ее праве требовать с ответчика предоставления алиментов на время своего обучения являлся неправомерным.

В связи с тем, что судами первой и апелляционной инстанций была допущена ошибка в применении норм материального права, а обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, Президиум Верховного Суда РК отменил судебные постановления и принял новое решение об отказе в удовлетворении требования истицы.


5. Очиров обратился в суд с жалобой на действие судебного пристава-исполнителя по вынесению 16 августа 2005 г. постановления о перечислении денежных средств заявителя на депозитный счет Целинного подразделения службы судебных приставов УФССП по РК, признании действия незаконным и отмене вышеуказанного постановления.

В обоснование требований заявитель указал, что судебным приказом мирового судьи Целинного судебного участка от 24 июня 2002 г. с него в пользу Очировой взысканы на содержание двоих несовершеннолетних детей алименты в размере 1/3 части всех видов заработка или иного дохода до достижения ими совершеннолетия.

Решением мирового судьи Целинного судебного участка от 15 сентября 2003 г. ему была выделена 1/3 доли в праве собственности на домовладение, подлежавшая взысканию с Очировой в денежном выражении в размере 78653 руб. 92 коп. После получения компенсации Очиров исключался из числа собственников домовладения.

Указанную компенсацию Очирова выплатила ему 4 октября 2004 г., перечислив часть денежных средств (51185 руб. 42 коп.) на его лицевой счет. Остальную сумму - 27468 руб. 50 коп. взыскательница перечислила на расчетный счет, указанный судебным приставом-исполнителем. О том, что у него имеется еще один лицевой счет, открытый в Сбербанке Целинного района, заявитель не знал.

16 августа 2005 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о перечислении этих денежных сумм - 27468 руб. 50 коп. на депозитный счет Целинного подразделения службы судебных приставов УФССП по РК.#

По мнению Очирова, действия судебного пристава-исполнителя незаконны, потому что о вынесении постановления он как должник не был постановлен в известность, фактически судебный пристав-исполнитель самостоятельно взыскал задолженность по алиментам за счет денежных средств, полученных им за домовладение. Однако компенсация за домовладение не относится к заработной плате и иному доходу, с которого взыскиваются алименты на содержание детей. Погасив задолженность по алиментам, судебный пристав-исполнитель лишил заявителя домовладения.

Решением Целинного районного суда в удовлетворении жалобы Очирова отказано.

В кассационном порядке судебное решение отменено по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд, руководствуясь ст.  70 ФЗ "Об исполнительном производстве" и ст.  112 СК РФ, пришел к выводам о том, что судебный пристав-исполнитель при недостаточности средств должника правомерно произвел удержание задолженности по алиментам за счет его средств в Сбербанке РФ, судебный пристав-исполнитель не лишал заявителя права собственности на жилье, в силу ст.  69 ФЗ "Об исполнительном производстве" и ст.  446 ГПК РФ компенсация за долю в таком праве не относится к доходам и имуществу, на которое не может быть обращено взыскание.

Однако указанные выводы сделаны судом в нарушение норм материального права, подлежащих применению по делу.

Согласно ст.  112 СК РФ взыскание задолженности по алиментам производится из заработка и (или) иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты; при недостаточности заработка и (или) иного дохода алименты удерживаются из находящихся на счетах в банках или в иных кредитных учреждениях денежных средств лица, обязанного уплачивать алименты. При недостаточности этих средств взыскание обращается на любое имущество лица, обязанного уплачивать алименты, на которое по закону может быть обращено взыскание. Обращение взыскания на денежные средства на счетах лица, обязанного уплачивать алименты, и на иное его имущество производится в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством.

Принимая оспариваемое решение, суд не учел, являются ли доходом денежные средства Очирова, находившиеся на лицевом счете в Сбербанке Целинного района.

Между тем это понятие определено в ст.  41 Налогового кодекса РФ, согласно которой доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами этого Кодекса, устанавливающими конкретные виды налогов.

Из материалов дела видно, что денежные средства, на которые судебным приставом-исполнителем обращено взыскание, это компенсация за долю в праве собственности на домовладение, которую Очиров получил по решению мирового судьи Целинного судебного участка от 15 сентября 2003 г. при разделе совместно нажитого имущества, сособственниками которого являлись он и взыскательница Очирова.

Вышеназванные обстоятельства свидетельствуют о том, что эти денежные средства не являются доходом Очирова, поскольку он не получал экономическую выгоду в результате получения денежной компенсации за долю в праве собственности на домовладение.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель не вправе был удерживать алименты из денежных средств Очирова независимо от того, что они находились на счете в кредитном учреждении.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приняла по делу новое решение об удовлетворении жалобы заявителя, признав действие судебного пристава-исполнителя незаконным и отменив его постановление.


6. Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

Мацакова обратилась в суд с иском к Мацакову о разделе совместно нажитого имущества в виде жилого дома и земельного участка, ссылаясь на то, что между ней и ответчиком не достигнуто соглашение о разделе имущества, в связи с чем просила произвести его раздел, выделив ей 1/2 часть жилого дома и земельный участок.

Решением мирового судьи Элистинского судебного участка N  3 иск Мацаковой удовлетворен.

В надзорной жалобе Мацаков просил отменить решение суда ввиду его незаконности и направить дело на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РК жалобу удовлетворил, мотивируя в постановлении следующим.

Как установлено судом, спорное имущество было получено Мацаковым в собственность в период брака на основании договора дарения от 27 декабря 1996 г. и представляло собой незаконченное строительством домовладение в виде "целого" жилого дома, состоящего из фундамента из сборных бетонных блоков, цоколя из камня ракушечника, стен из ракушечника с облицовкой силикатного кирпича, перекрытия из железобетонных плит, площадью 110,04 кв. м.#

В течение брака сторон строительство домовладения было завершено и 7 мая 1999 г. жилой дом, состоящий из четырех комнат общей площадью 161,99 кв. м, был сдан в эксплуатацию.

Сославшись на указанные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что жилой дом, полученный Мацаковым в дар, является совместной собственностью сторон, поскольку в период брака за счет общего имущества супругов в возведение дома были произведены вложения, значительно увеличившие его стоимость.

Однако с выводом суда нельзя согласиться, поскольку он не соответствует нормам материального и процессуального права и не основан на материалах дела.

Согласно абз.  1 ч.  2 ст.  256 Гражданского кодекса РФ и ч.  1 ст.  36 Семейного кодекса РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

В силу абз.  3 ч.  2 ст.  256 Гражданского кодекса РФ и ст.  37 Семейного кодекса РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.).

По смыслу приведенных норм закона для признания имущества одного из супругов совместной собственностью требуется установить, имело ли место значительное увеличение стоимости этого имущества вследствие произведенных в него в период брака вложений. Для выяснения данного обстоятельства необходимо выяснить, какова была стоимость спорного имущества до произведенных в него вложений и после этого.

Между тем, как видно из материалов дела, указанные обстоятельства судом не исследовались, в нарушение требований процессуального закона суд не определил эти юридически значимые обстоятельства по делу, не поставил их на обсуждение сторон и не предложил им представить необходимые доказательства в обоснование своих доводов.

При таких данных Президиум решение суда отменил и направил дело на новое судебное рассмотрение.


7. Работники Сберкассы и Сбербанка в число работников объектов социальной сферы, которые имеют право на бесплатное получение в собственность земельной доли, не входят.

Андреева обратилась в суд с иском к внутрихозяйственной комиссии СПК "Комсомолец" о включении ее в список лиц, имеющих право на получение земельных долей. В обоснование требования сослалась на то, что с 1987 г. по 1994 г. работала кассиром в Сберегательной кассе N  4021/01. Сберкасса располагалась на территории совхоза "Комсомолец", являлась бюджетной организацией и относилась к Городовиковскому отделению Сберегательного банка СССР. В 1993 г. в период реорганизации совхоза в КСП она как работник социальной сферы была включена в список граждан, имеющих право на получение земельных долей, после принятия Закона РК "О земле" также была включена в такой список под номером 484. При проверке и уточнении ответчиком этих списков она была исключена из них по мотиву, что не является работником той социальной сферы, которые имеют право на получение земельной доли. Считала отказ незаконным, так как ответчик неправильно истолковал положения закона.

Решением Городовиковского районного суда в удовлетворении иска Андреевой отказано.

Кассационным определением судебной коллегии решение суда первой инстанции отменено, на ответчика возложена обязанность включить Андрееву в список лиц, имеющих право на получение земельной доли.

В надзорной жалобе председатель внутрихозяйственной комиссии СПК "Комсомолец" просил отменить кассационное определение и оставить в силе решение суда первой инстанции ввиду нарушения судебной коллегией норм материального права.

Президиум Верховного Суда РК удовлетворил жалобу, указав следующее.

Отказывая Андреевой в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что Андреева в период с 1987 г. по 1994 г. работала кассиром Сберкассы Городовиковского отделения Сбербанка СССР, затем кассиром отделения Сбербанка РФ. Работники указанной сферы в число работников объектов социальной сферы, которые имеют право на получение земельной доли в собственность, в нормативных актах, регулирующих указанные правоотношения, не включены, потому права на бесплатное получение земельной доли в собственность она не имеет. Включение ее в списки лиц, имеющих право на бесплатное получение земельной доли, в 1993 г. и 2003 г. является ошибочным.#

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Андреевой, судебная коллегия указала, что земельный пай может быть предоставлен работникам объектов социальной сферы, расположенных на территории хозяйства. Сберкасса являлась бюджетной организацией, обслуживала население муниципального образования, на территории которого находился совхоз. В 1993 г. при реорганизации совхоза, а также при составлении списков на основании Закона РК "О земле" в 2003 г. она включалась в список граждан, имеющих право на получение земельной доли в собственность. Утвержденный общим собранием СПК список не может быть изменен решением внутрихозяйственной комиссии.

Однако выводы суда кассационной инстанции нельзя признать законными, поскольку они# суд неправильно применил нормы материального права.

Абзацем 2 п.  9 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N  86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов" (действовавшем на момент возникновения правоотношений) предусматривалось, что по решению коллектива хозяйства пай может быть предоставлен работникам объектов социальной сферы, расположенных на территории хозяйства.

Согласно п.  9 Положения о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий (утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. N  708) в списки лиц, имеющих право на бесплатное получение в собственность земельных долей, на основании Указа Президента РФ от 2 марта 1992 г. N  213 "О порядке установления нормы бесплатной передачи земельных участков в собственность граждан" включаются лица, занятые в социальной сфере на селе, а именно: работники предприятий, организаций и учреждений народного образования, здравоохранения, культуры, быта, связи, торговли и общественного питания, расположенных на территориях хозяйства.

Аналогичные положения содержатся в пункте 5 и абзаце 4 пункта 7 Рекомендаций по подготовке и выдаче документов о праве на земельные доли и имущественные паи, одобренных Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N  96.

По смыслу указанных нормативных актов, которые не были применены судом кассационной инстанции, предоставление земельного пая работникам социальной сферы является усмотрением трудового коллектива хозяйства, принимавшего решение о реорганизации хозяйства. При этом законодатель указал, что в число лиц или работников, занятых в социальной сфере на селе включаются только работники предприятий, организаций и учреждений народного образования, здравоохранения, культуры, быта, связи, торговли и общественного питания, расположенных на территориях хозяйств. Данный перечень работников социальной сферы является исчерпывающим. При этом объекты социальной сферы и инженерной инфраструктуры реорганизуемого хозяйства по решению собственников передаются на баланс местной организации. Передача и прием объектов социальной сферы и инженерной инфраструктуры осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством РФ.

Работники Сберкассы и Сбербанка в число работников объектов социальной сферы, которые имеют право на получение земельной доли в собственность, в названных нормативных актах не указаны.

Как установлено судом, Андреева с февраля по декабрь 1987 г. работала кассиром в Сберегательной кассе N  4021/01 Городовиковского отделения Сбербанка СССР, с декабря 1987 г. по май 1994 г. в отделении Сбербанка РФ. Объекты Сбербанка на баланс местной организации не передавались.

При таких данных оснований для удовлетворения иска Андреевой о включении ее в список лиц, имеющих право на получение в собственность земельной доли, у судебной коллегии не имелось.

Выводы коллегии о том, что сберкасса являлась бюджетной организацией, обслуживала население муниципального образования, в 1993 г. и 2003 г. истица была включена в список граждан, имеющих право на получение земельной доли, утвержденный общим собранием СПК список не может быть изменен решением внутрихозяйственный комиссии ошибочны, так как противоречат вышеизложенным требованиям закона.#

Поскольку судом второй инстанции была допущена ошибка в применении норм материального права, Президиум отменил кассационное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.


8. Налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета при приобретении жилого дома, если представит документы, подтверждающие право собственности на жилой дом.

Гвоздецкий обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N  6 по РК по отказу в предоставлении имущественного налогового вычета, указав, что 15 октября 2004 г. он совместно с супругой Гвоздецкой по цене 430 тыс. руб. приобрел жилой дом и земельный участок, расположенные по ул. Минина в г. Астрахани. В соответствии с налоговым законодательством Гвоздецкий обратился к ответчику с заявлением о предоставлении имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной на приобретение жилого дома, однако в этом ему было отказано, в связи с чем просил признать отказ незаконным и обязать налоговый орган предоставить имущественный налоговый вычет.

Решением Черноземельского районного суда Гвоздецкому в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе заявитель просил отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность, и вынести новое решение об удовлетворении его требований.

Судебная коллегия удовлетворила жалобу по следующим мотивам.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что договор купли-продажи жилого дома был оформлен только на супругу заявителя Гвоздецкую. В связи с тем, что заявитель не представил доказательств приобретения жилья в совместную собственность, он не имеет право требовать предоставление имущественного налогового вычета.

Между тем вывод суда противоречит нормам материального права и фактическим обстоятельствам дела.

Согласно пп.  2 п.  1 ст.  220 Налогового кодекса РФ налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной им на приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, в размере фактически произведенных расходов. Для подтверждения права на имущественный налоговый вычет налогоплательщик представляет при приобретении жилого дома документы, подтверждающие право собственности на жилой дом.

В силу ст.  219 ГК РФ право собственности на недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Как видно из материалов дела, заявитель представил ответчику свидетельство о государственной регистрации права собственности от 1 ноября 2004 г., выданное Управлением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Астраханской области. Из содержания данного свидетельства следует, что Гвоздецкому и его супруге принадлежит на праве общей совместной собственности жилой дом, находящийся по ул. Минина в г. Астрахани.

Указанное свидетельство в установленном порядке никем не оспорено.

Таким образом, заявитель представил ответчику документ, подтверждающий его право собственности на жилой дом.

Следовательно, оснований для отказа Гвоздецкому в предоставлении имущественного налогового вычета по мотиву отсутствия документа, подтверждающего право собственности на приобретенный жилой дом, у суда первой инстанции не имелось, решение суда отменено и вынесено новое - об удовлетворении требований заявителя.


9. Реабилитации подлежат лица, подвергнутые политическим репрессиям на территории Российской Федерации и репрессированные органами, указанными в Законе РФ "О реабилитации жертв политических репрессий".

Вопросы реабилитации лиц, репрессированных на территории бывших республик Союза ССР, находятся в юрисдикции государств, на территории которых были совершены политические репрессии.

Айдинов обратился в суд с заявлением об оспаривании действий МВД РК по отказу в выдаче справок о реабилитации, ссылаясь на то, что он родился в 1935 г. в Ахалцихском районе Грузинской ССР, откуда в 1944 г. по политическим мотивам вместе с семьей был выслан на спецпоселение в Шафриканский район Бухарской области Узбекской ССР, в котором до 1955 г. находился под административным надзором и где в 1982 г. умер его отец. Считая, что он и его отец имеют право на реабилитацию, обратился в МВД РК с заявлением о выдаче соответствующих справок, в чем ему было отказано. Просил признать отказ незаконным и обязать ответчика выдать ему документы о реабилитации на него и его отца.

Решением Яшалтинского районного суда заявление Айдинова удовлетворено.

В кассационной жалобе представитель МВД РК поставил вопрос об отмене решения суда и принятии нового - об отказе в удовлетворении заявления Айдинова, мотивируя тем, что заявитель не относится к категории лиц, подвергшихся политическим репрессиям на территории Российской Федерации, и потому к нему не могут быть применены нормы Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий".

Судебная коллегия нашла жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования заявителя, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку Айдинов и его отец по решению внесудебного органа Союза ССР - Государственного комитета обороны СССР были подвергнуты в административном порядке направлению на спецпоселение, где находились под административным надзором органов внутренних дел СССР, то на них распространяется действие Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий".

Однако вывод суда противоречит положениям материального закона.

В соответствии с абзацем 3 преамбулы Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" целью закона является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 г., восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба.

Из содержания приведенной нормы следует, что реабилитации подлежат лица, пострадавшие от политических репрессий на территории Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, заявитель родился в 1935 г. в Ахалцихском районе Грузинской ССР, откуда на основании постановления ГКО СССР от 31 июля 1944 г. вместе с отцом и другими членами семьи был направлен на спецпоселение в Шафриканский район Бухарской области Узбекской ССР.

Таким образом, заявитель и его отец были подвергнуты репрессиям по политическим мотивам на территории Грузинской ССР, которая в 1944 г. и в последующем, являясь самостоятельной союзной республикой, в состав РСФСР не входила.

При таких данных оснований для признания заявителя и его отца подвергнутыми политическим репрессиям и подлежащими реабилитации на территории Российской Федерации у суда первой инстанции не имелось.

Вопросы реабилитации лиц, репрессированных на территории бывших республик Союза ССР, находятся в юрисдикции государств, на территории которых были совершены политические репрессии.

Отсутствие на территории Республики Грузия законодательства, предусматривающего реабилитацию жертв политических репрессий, не является основанием для признания заявителя и его отца подлежащим реабилитации по Закону Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий".

Кроме того, является ошибочным вывод суда и в той части, что граждане, пострадавшие от политических репрессий на основании акта внесудебного органа, подлежат реабилитации по законодательству РФ независимо от того, на какой территории они проживали на момент выселения.

Согласно ст.  2 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" данный закон в части порядка реабилитации распространяется на граждан РФ, граждан государств - бывших союзных республик СССР, подвергшихся политическим репрессиям на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 г., репрессированных советскими судебными и административными органами, действовавшими за пределами СССР, либо военными трибуналами, либо центральными судами Союза ССР и внесудебными органами.

При этом указанной нормой к внесудебным органам отнесены Коллегия ОГПУ СССР, Особое совещание при НКВД - МГБ - МВД СССР, Комиссия НКВД СССР и Прокуратуры СССР по следственным делам.

Государственный комитет обороны СССР в перечне внесудебных органов не указан. При таких условиях принятое этим органом решение о выселении в административном порядке определенной группы населения не является основанием для распространения положений законодательства Российской Федерации о реабилитации на всех без исключения лиц, подвергшихся репрессиям по политическим мотивам на территориях других союзных республик.

Кассационная инстанция решение суда отменила и вынесла новое - об отказе в удовлетворении требований заявителя.


10. Факт участия сотрудника в контртеррористических операциях может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости.

Коростов обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел РК о взыскании оплаты за участие в контртеррористических операциях, льготном исчислении периодов для включения в выслугу лет и в срок службы в специальных званиях. В обоснование требований указал, что по приказу МВД РК в период со 2 сентября 2002 г. по 2 марта 2003 г. находился в служебной командировке и выполнял служебно-боевые задачи в составе Временной оперативной группировки органов и подразделений МВД России на территории Северо-Кавказского региона РФ. В соответствии со ст.  3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. "О борьбе с терроризмом" и Указаниями Руководителя оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона от 3 сентября 2000 г. такие задачи включаются в понятие "контртеррористическая операция" (далее - КТО). Согласно п.  3 Постановления Правительства РФ N  65 от 9 февраля 2004 г. "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим и сотрудникам федеральных органов исполнительной власти, участвующим в контртеррористических операциях и обеспечивающим правопорядок и общественную безопасность на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" сотрудникам за участие в КТО выплачивается денежное вознаграждение из расчета 20000 рублей в месяц пропорционально количеству дней участия в указанных операциях. В соответствии со ст.  22 ФЗ "О борьбе с терроризмом" и п.  4 Постановления Правительства РФ время участия в КТО подлежит зачету в выслугу лет (трудовой стаж) для назначения пенсии из расчета один месяц военной службы за три месяца. Согласно Указу Президента РФ от 7 июня 2000 г. N  1054 указанное время засчитывается в срок службы в специальных званиях. Фактическое участие в вышеуказанных мероприятиях составляет 181 день, однако ответчиком произведена выплата денежного вознаграждения только за 31 день. Просил суд взыскать с МВД РК задолженность по выплате денежного вознаграждения за 150 дней участия в контртеррористических операциях с учетом индексации, обязать МВД РК включить период участия в боевых действиях (181 день) в срок службы в специальном звании и в выслугу лет из расчета один день службы за три дня.

Решением Элистинского городского суда исковые требования Коростова удовлетворены частично. С МВД РК в пользу Коростова взыскана задолженность по выплате денежного довольствия за 92 дня участия в контртеррористических операциях, на ответчика возложена обязанность по включению в выслугу лет и срок службы в специальных званиях Коростову периода участия в контртеррористических операциях с сентября 2002 г. по март 2003 г. (92 дня) из расчета один день за три. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представитель истца Гайирханов просил отменить решение суда и вынести новое решение об удовлетворении требований Коростова в полном объеме, мотивируя тем, что вывод суда о том, что из всех представленных истцом доказательств (журналов индивидуального участия в КТО, боевых распоряжений и т.д.) только участие в спецоперациях охватывается понятием "контртеррористическая операция", другие задачи и мероприятия, выполненные истцом, в это понятие не включаются, является необоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия изменила решение суда в связи со следующим.

Удовлетворяя исковые требования частично, суд учел как фактическое участие в контртеррористических операциях лишь дни участия в проведении спецопераций.

Между тем в соответствии со ст.  3 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" контртеррористическая операция определяется как специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции.

С учетом этого определения к контртеррористической операции должны быть отнесены и другие мероприятия, указанные в журналах индивидуального участия в проведении КТО: выявление, задержание и уничтожение членов незаконных военных формирований, боевое дежурство по охране объектов, сопровождение колонн, разведывательно-поисковые действия по выявлению членов незаконных военных формирований.

Из материалов дела видно, что боевые распоряжения и выполняемые по ним действия как в периоды, отраженные в приказах первого заместителя командующего Объединенной группировкой войск (сил) по проведению КТО на территории Северо-Кавказского региона РФ МВД России, так и в другие дни в рамках периода со 2 сентября 2002 г. по 2 марта 2003 г. были идентичными, т.е. свидетельствуют об участии истца в контртеррористических операциях в течение всего периода командировки.

Нельзя согласиться с доводом ответчика о том, что факт участия сотрудника в контртеррористических операциях может быть подтвержден только приказом руководителя Регионального оперативного штаба, поскольку в силу указанных истцом нормативно-правовых актов это юридически значимое обстоятельство может быть подтверждено любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости (ст.ст.  59, 60.60 ГПК РФ), письменные документы, представленные истцом, отвечают этим требованиям.

Кроме того, указанные приказы не могут быть учтены в качестве достоверного доказательства неучастия истца в контртеррористических операциях, поскольку какие-либо основания определения количества дней фактического участия в них не приводятся.

При таких данных суд второй инстанции признал требования Коростова законными и обоснованными и вынес новое решение о полном удовлетворении иска.


11. Исполнительное производство по делу о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка при наступлении условий, предусмотренных п.  2 ст.  120 Семейного кодекса РФ, не подлежит прекращению, если имеется задолженность по выплате алиментов.

Приютненский районный отдел судебных приставов УФССП по РК обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, возбужденного 10 января 2006 г. в отношении должника Михайличенко, мотивируя тем, что на основании исполнительного листа от 28 сентября 1990 г., выданного Приютненским районным судом РК, с Михайличенко в пользу Абдуллаевой подлежат взысканию алименты в размере 1/4 части всех видов заработка на содержание дочери Лилии, 19 февраля 1988 года рождения. Ввиду достижения в феврале 2006 г. Лилией совершеннолетнего возраста просил суд прекратить исполнительное производство.

Определением Приютненского районного суда заявление удовлетворено, исполнительное производство прекращено. При этом суд руководствовался п.  2 ст.  120 Семейного Кодекса РФ и исходил из того, что выплата алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, прекращается по достижении ребенком совершеннолетия.

В надзорном порядке определение отменено ввиду неправильного применения судом норм материального и процессуального права.

Согласно п.  5 ст.  23 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство прекращается в случае истечения установленного законом срока для данного вида взыскания.

Аналогичная норма содержится в п.  5 ч.  1 ст.  439 ГПК РФ, а именно: "Исполнительное производство прекращается судом в случае, если для данного вида взыскания истек установленный федеральным законом срок давности".

Как следует из п.  2 ст.  120 Семейного кодекса РФ, взыскание сумм алиментов в судебном порядке прекращается по достижении ребенком совершеннолетия или в случае приобретения несовершеннолетними детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия.

Таким образом, при наступлении условий, предусмотренных п.  2 ст.  120 Семейного кодекса РФ, взыскание алиментов не производится.

Вместе с тем исполнительное производство оканчивается фактическим исполнением исполнительного документа (подп.  1 п.  1 ст.  27 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Как видно из материалов дела, вследствие несвоевременной уплаты алиментов за должником Михайличенко образовалась задолженность в размере 61338 руб., подлежащая взысканию в пользу его дочери.

Следовательно, прекращение исполнительного производства по выплате алиментов при наступлении условий, определенных в п.  2 ст.  120 Семейного кодекса РФ, но при наличии задолженности неправомерно.

При таком положении Президиум в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства отказал.


Применение норм процессуального права

12. Судебная коллегия каждый раз обращает внимание судов на необходимость надлежащего в соответствии с требованиями ст.ст.  113-120 ГПК РФ извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбирательства, однако на практике суды продолжают рассматривать дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, надлежащим образом не извещенных о времени и месте судебного разбирательства, что в силу п.  2 ч.  2 ст.  364 ГПК РФ является безусловным основанием к отмене судебного постановления.

Так, по указанному основанию в надзорном порядке отменено и направлено на новое судебное рассмотрение решение мирового судьи Элистинского судебного участка N  4 по делу по иску Илаковой к Джальджиреевой о возмещении ущерба, причиненного затоплением.

Признавая возможным рассмотрение дела в отсутствие ответчика Джальджиреевой, суд исходил из того, что она была надлежащим образом извещена о времени и месте судебного заседания, но не явилась в суд без уважительной причины.

Между тем вывод суда не соответствовал закону и противоречил материалам дела.

В соответствии с ч.  4 ст.  167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие.

По смыслу приведенной нормы процессуального закона обязательным условием, при котором суд может рассмотреть дело в отсутствие ответчика, является надлежащее извещение не явившегося лица, а при наличии такового условия еще и отсутствие сведений о причине его неявки или признание этих причин не уважительными, либо отсутствие просьбы ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие.#

Как видно из материалов дела, суд, не имея достоверных сведений о надлежащем извещении ответчика о времени и месте судебного разбирательства, 30 января 2006 г. рассмотрел дело по существу. Сообщение почтовой связи о невозможности вручения извещения Джальджиреевой поступило в суд 2 февраля 2006 г., то есть после рассмотрения дела.

При таких данных суд незаконно рассмотрел дело в отсутствие ответчика, надлежаще не извещенного о слушании судебного разбирательства.


13. В порядке кассационного производства по аналогичной причине дважды отменялись решения Октябрьского районного суда по делу по иску Шафинского к Чиданову и Чидановой о возмещении ущерба и взыскании компенсации морального вреда.

По этому делу суд также в нарушение абз.  2 ч.  3 ст.  40 ГПК РФ после привлечения к участию в деле соответчика не провел подготовку и рассмотрение дела с самого начала.


14. В другом случае судебная коллегия отменила определение Городовиковского районного суда, приостановившее исполнительное производство в отношении должника Еске А.А. до его розыска.

Согласно ч.  1 ст.  440 ГПК РФ о рассмотрении судом вопросов о приостановлении или прекращении исполнительного производства извещаются взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель, однако их неявка не является препятствием к разрешению указанных вопросов.

Из материалов дела видно, что суд рассмотрел заявление районного отдела судебных приставов УФССП по РК о приостановлении исполнительного производства в отсутствие взыскателя Еске О.В. В деле имелось почтовое уведомление об извещении Еске О.В. о судебном заседании на 30 января 2006 г. Однако эта повестка была вручена взыскателю лишь 8 февраля 2006 г., т.е. после рассмотрения заявления.

Таким образом, суд незаконно рассмотрел дело в отсутствие взыскателя, надлежащим образом своевременно не извещенного о времени и месте судебного разбирательства.

Определение суда отменено, заявление направлено на новое судебное рассмотрение.

Всего же в I полугодии 2006 года ввиду ненадлежащего извещения участников процесса в кассационном и надзорном порядке отменено 5 судебных постановлений или каждое 23 отмененное судебное решение (в I полугодии 2005 года - каждое 19 отмененное судебное постановление).


15. Согласно п.  2 ч.  1 ст.  134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае тождества исков. Иски являются тождественными только при наличии всех трех указанных статьей обстоятельств в совокупности.

Черноземельский районный суд на основании п.  2 ч.  1 ст.  134 ГПК РФ отказал в принятии искового заявления Васильевой.

В соответствии с указанной процессуальной нормой судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

При проверке исковых материалов в кассационном порядке судебная коллегия установила, что решением Черноземельского районного суда от 10 июня 2005 г. были удовлетворены исковые требования Лиджиева к Васильевой и Васильеву о взыскании суммы долга и процентов по договору займа.

Обращаясь в суд с другим исковым заявлением, Васильева просила признать заключенный с Лиджиевым договор займа в части определения размера процентов недействительным по основаниям кабальности этой части сделки.

Таким образом, видно, что иски тождественны лишь по субъектному составу, предмет и основание исков - различные.

При таких данных вывод суда о тождестве исков является ошибочным. Определение отменено с передачей вопроса на новое судебное рассмотрение.


16. Отказ в принятии искового заявления признан незаконным в связи с тем, что вывод суда об отсутствии у заявителя права на обращение в суд сделан без учета подлежащих применению по делу норм материального права.

Аскерова обратилась в суд с иском к Мэрии г. Элисты, Отделу по землеустройству г. Элисты, Управлению Федеральной регистрационной службы по РК о признании права собственности на земельный участок за умершим мужем Аскеровым, мотивируя тем, что в 2004 г. по договору, заключенному с Кандобаровой, обменяла свое домовладение на квартиру. При этом вопрос о переходе прав на земельный участок к новому собственнику домовладения не был решен. Поскольку Аскеров при жизни не успел оформить право собственности на земельный участок площадью 450 кв. м, выделенный ему в 2002 г. в собственность Мэрией г. Элисты, просила признать за ним право собственности на земельный участок.

Определением Элистинского городского суда в принятии искового заявления отказано. При этом суд руководствовался ст.  134 ГПК РФ и исходил из того, что поскольку собственником домовладения, находящегося на спорном земельном участке, в данное время является Кандобарова, Аскерова не вправе обращаться в суд с иском о признании права собственности на земельный участок, перешедший в пользование к новому собственнику после заключения сделки по обмену жилыми помещениями.

Судебная коллегия отменила определение суда и передала вопрос на новое рассмотрение в связи с тем, что суд сделал вывод без учета подлежащих применению по делу норм материального права.

Согласно ст.  35 Земельного кодекса РФ при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящееся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

По смыслу указанной нормы закона, а также с учетом положений ст.  552 ГК РФ по договору продажи здания, сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использования.

Таким образом, Кандобарова, приобретшая по договору мены домовладение, стала собственником только той части земельного участка, которая занята непосредственно жилым домом и необходима для ее# использования, право на остальную часть земельного участка к ней по указанному договору не перешло.

Как видно из заявления, спорный земельный участок был выделен в собственность мужу истицы Аскерову, который, не успев в установленном порядке оформить на него право собственности, умер.

Поскольку Аскерова является супругой лица, в собственность которого передавался земельный участок, и наследницей его имущества, в том числе имущественных прав и обязанностей, она вправе претендовать на земельный участок и ставить вопрос об определении его статуса в соответствии с нормами земельного и гражданского законодательства.

При таком положении суд сделал неправильный вывод об отсутствии у Аскеровой права на обращение в суд и необоснованно отказал в принятии искового заявления.


17. По заявлению лиц, участвующих в деле, суд может в качестве меры по обеспечению иска наложить арест на имущество, принадлежащее только ответчику и находящееся у него или других лиц.

Буяминов обратился в суд с иском к Коксуновым о взыскании убытков в сумме 309000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами. В целях обеспечения иска просил наложить арест на жилой дом и магазин ответчиков, а также автомашину ВАЗ-21140, принадлежащую Коксуновой.

Определением Элистинского городского суда заявление удовлетворено.

При кассационном рассмотрении дела по частной жалобе ответчика судебная коллегия признала правильным применение судом меры по обеспечению иска по наложению ареста на автомашину ВАЗ-21140, принадлежащую Коксуновой, однако с наложением ареста на жилой дом и магазин не согласилась ввиду следущего#.

В соответствии с п.  1 ч.  1 ст.  140 ГПК РФ мерою по обеспечению иска может быть наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или у других лиц.

Между тем в материалах дела не имелось данных о принадлежности жилого дома и магазина ответчикам Коксуновым.

Коллегия в указанной части отменила определение суда и разрешила вопрос по существу, отказав истцу в удовлетворении этой части заявления о наложении ареста на имущество.


18. В случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора, суд обязан оставить заявление без рассмотрения.

Бембеев обратился в суд с заявлением об оспаривании решения Отдела записей актов гражданского состояния г. Элисты РК по отказу в государственной регистрации перемены имени.

В обоснование требований указал, что после издания Указа Президента РК "О паспортизации родов калмыцкого народа" за N  108 от 18 июня 2001 г. решил вернуть себе родовую фамилию, имя и отчество: Эркетен Мишан Данзан. Обратившись в 2004 г. в Отдел ЗАГС г. Элисты о регистрации перемены имени и уплатив государственную пошлину в размере 10 рублей, получил отказ. Просил суд обязать ответчика совершить государственную регистрацию перемены имени.

Представитель Отдела ЗАГС г. Элисты РК в судебное заседание не явился, представил письменные возражения, в которых указал, что Бембеев с заявлением о перемене имени к ним не обращался, письменный отказ в перемене имени ему не выдавался. При обращении заявителя в ЗАГС и предоставлении необходимых документов ему будет произведена регистрация перемены имени.

Решением Элистинского городского суда в удовлетворении заявления Бембеева об оспаривании решения Отдела записей актов гражданского состояния г. Элисты РК о перемене имени отказано.

В кассационной жалобе заявитель просил отменить судебное решение и удовлетворить его заявление.

Суд кассационной инстанции решение суда отменил и оставил заявление Бембеева без рассмотрения по следующим основаниям.

Разрешая заявление Бембеева по существу, суд руководствовался ст.ст.  58, 60 ФЗ "Об актах гражданского состояния", ст.  333.26 Налогового кодекса РФ и исходил из того, что он с заявлением о государственной регистрации перемены имени в Отдел ЗАГС не обращался, доказательств получения отказа органов ЗАГС в 2004 г. и оспаривания отказа в судебном порядке заявитель суду не представил. Заявление в Элистинский ЗАГС от 4 февраля 2004 г. и ксерокопия квитанции об уплате государственной пошлины в ЗАГС в размере 10 руб. от 11 февраля 2004 г. не подтверждают факт его обращения в указанный орган и наличие спора по делу.

В соответствии со ст.  58 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" лицо, достигшее возраста 14 лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество. Перемена имени производится органом записи актов гражданского состояния по месту жительства или по месту государственной регистрации рождения лица, желающего переменить фамилию, собственно имя и (или) отчество.

Согласно частям 1 и 5 ст.  60 вышеназванного закона государственная регистрация перемены имени производится на основании заявления о перемене имени. В случае, если лицу, желающему переменить имя, отказано в государственной регистрации перемены имени, руководитель органа записи актов гражданского состояния обязан сообщить причину отказа в письменной форме.

Таким образом, в силу вышеприведенных норм федеральным законом для данной категории дел установлен досудебный порядок урегулирования спора.

Из материалов дела видно, что заявитель Бембеев уплатил государственную пошлину в Отдел ЗАГС в размере 10 рублей, ему был выдан бланк заявления и разъяснено, что на тот момент кроме его заявления необходимо представить заявление родителей о согласии на перемену имени и уплатить государственную пошлину.

Однако им не были устранены указанные недостатки для реализации своего права на перемену имени в досудебном порядке.

Как усматривается из заявления Бембеева, он фактически оспаривал решение Отдела ЗАГС г. Элисты РК об отказе в государственной регистрации перемены имени.

Между тем, из дела видно, что такое решение Отделом ЗАГС г. Элисты РК не принималось.

Согласно ст.  222 ГПК РФ в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения.

Таким образом, поскольку заявителем не был соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора, суду первой инстанции следовало оставить заявление без рассмотрения, а не разрешать дело по существу.


19. В соответствии с ч.  3 ст.  310 ГПК РФ возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства.

Кузьмина обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа нотариуса в совершении нотариального действия по выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию на 5/12 доли домовладения.

В судебном заседании нотариус Лаганского нотариального округа Убушаев требования заявительницы не признал, пояснив, что Кузьмина просила выдать ей свидетельство о праве на наследство на целое наследуемое домовладение, в то время как за выдачей свидетельства о праве на 1/2 доли домовладения обратилась пережившая наследодателя его супруга Рыжих А. Кузьминой было разъяснено, что после представления всех надлежащих документов ей может быть выдано свидетельство о праве на наследство только 5/24 принадлежавшего наследодателю домовладения с учетом долей сособственницы, долей наследников, имеющих право на обязательную долю наследства.

Заинтересованное лицо Рыжих А. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие, представив письменные возражения, в которых утверждала, что спорное домовладение - часть общей совместной собственности супругов: умершего Рыжих П. и ее. Требование Кузьминой о том, что она имеет право на наследство по завещанию Рыжих П., Рыжих А. по существу не оспаривает, однако считает, что Кузьмина может наследовать не целое, а лишь долю указанного домовладения. Просила оставить заявление Кузьминой без рассмотрения, поскольку между сонаследниками имеется спор о праве.

Решением Лаганского районного суда в удовлетворении заявления Кузьминой отказано. При этом суд исходил из того, что заявителем, обратившимся за оформлением своих наследственных прав, представлены в нотариальную контору документы, не соответствующие требованиям закона. Кроме того, за выдачей свидетельства о праве собственности на 1/2 долю# в общем имуществе супругов обратилась пережившая супруга наследодателя Рыжих А.

Между тем с выводами суда нельзя согласиться ввиду их несоответствия требованиям процессуального закона.

В соответствии с ч.  3 ст.  310 ГПК РФ возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства.

Согласно ст.  262, ч.  3 ст.  263 ГПК РФ дела по заявлениям об отказе в совершении нотариальных действий суд рассматривает в порядке особого производства. В случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Как видно из материалов дела, между заинтересованными лицами, заявившими свои наследственные права на имущество, оставшееся после смерти Рыжих П., имеется спор о праве.

При таких обстоятельствах суд незаконно рассмотрел дело и вынес решение в порядке особого производства по существу требований о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия.

В кассационном порядке решение суда отменено и заявление Кузьминой о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия оставлено без рассмотрения. Кузьминой разъяснено ее право разрешить спор о праве на наследство в порядке искового производства.

Анализ допущенных судами ошибок свидетельствует о необходимости дальнейшего постоянного и глубокого изучения действующего законодательства, регулярного обращения к обобщениям судебной практики, повышения профессионального уровня и ответственности при отправлении правосудия.


Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Калмыкия


Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия
по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке
в I полугодии 2006 года

За истекший период 2006 года нижестоящими судами республики окончено производством 1019 уголовных дел. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года число оконченных производством дел увеличилось на 3,4% (в I полугодии 2005 г. - 984).

Судьями районных (городского) судов всего окончено 707 уголовных дел (или 69,4%, в I полугодии 2005 года - 473), из них с вынесением приговоров рассмотрено 580 дел, по которым осуждено 673 лица и оправдано 19 лиц. Прекращено по различным основаниям 89 уголовных дел (15,3% от общего числа оконченных) в отношении 99 лиц, по 12 делам применены принудительные меры медицинского характера в отношении 14 лиц, 20 дел возвращено прокурору для устранения недостатков и 6 уголовных дел направлено по подсудности.

Мировыми судьями республики за анализируемый период рассмотрено 312 уголовных дел (или 30,6%, в I полугодии 2005 г. - 342), из них с вынесением приговоров окончено 186 уголовных дел, по которым осуждено 182 и оправдано 4 лица. Прекращено по различным основаниям 110 дел (35,3% от общего числа оконченных) в отношении 125 лиц. 6 уголовных дел возвращено прокурору для устранения недостатков, 6 дел направлено по подсудности, по 4 делам в отношении 4 лиц применены принудительные меры медицинского характера.

Средняя нагрузка по рассмотрению уголовных дел на одного федерального судью составила 2 дела в месяц (в I полугодии 2005 г. - 1,9), на мирового - 3,3 (в I полугодии 2005 г. - 3,6).

С нарушением процессуальных сроков рассмотрено 14 уголовных дел (в том числе мировыми судьями - 8).

Судьями районного звена и мировыми судьями вынесено 106 частных постановлений, из них районными судьями - 98, мировыми судьями - 8.

С применением особого порядка судебного разбирательства рассмотрено 413 уголовных дел, или 40,5% всего объема рассмотренных дел. Коллегией в составе трех судей в истекшем полугодии рассмотрено 1 уголовное дело.

Статистические данные о количестве осужденных и структуре назначенных наказаний характеризуются следующими показателями. За I полугодие 2006 года судами республики всего осуждено 855 лиц, в том числе к реальному лишению свободы 151 лицо, или 17,7% от общего количества осужденных; к условному лишению свободы - 483 лица, или 56,5%; к штрафу - 141 лицо (16,5%); условно к исправительным и обязательным работам - 36 лиц (4,2%); к исправительным работам - 8 лиц (0,9%); к обязательным работам - 7 лиц (0,8%), 1 лицо лишено права занимать определенные должности, освобождено от наказания по различным основаниям 28 лиц (3,3%).

В структуре рассмотренных дел с вынесением обвинительных приговоров, как прежде, наибольшее количество составили уголовные дела по преступлениям против собственности, за совершение которых осуждено 312 лиц (или 36,5% от общего количества осужденных), то есть почти каждое третье лицо осуждено за совершение корыстного преступления (в том числе за совершение краж осуждено 204 лица (65,4%), грабеж - 35 (17,2%), мошенничество - 26 (12,7%), за разбой - 14 (6,9 %), прочие хищения - 33). Кроме того, за незаконные действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, осуждено 180 лиц (21,1%).

Анализ результатов работы нижестоящих судов республики показал, что подавляющее большинство уголовных дел рассмотрено судами в соответствии с нормами материального и процессуального закона.

Вместе с тем, итоги обобщения кассационной и надзорной практики свидетельствуют о том, что суды не всегда соблюдали действующие нормы материального и процессуального закона, допускали существенные ошибки при рассмотрении уголовных дел.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда республики рассмотрено в кассационном порядке 288 уголовных дел в отношении 314 лиц (в I  полугодии 2005 г. - соответственно 332 и 376).

Доля обжалованных в кассационном порядке приговоров и иных постановлений нижестоящих судов (2249) составила 12,8%.

По результатам кассационной проверки законности и обоснованности постановленных приговоров судебной коллегией в I полугодии 2006 года отменены 23 обвинительных и 6 оправдательных приговоров нижестоящих судов республики (в I полугодии прошлого года - 46 и 14 соответственно). В результате отмены приговоров 28 уголовных дел направлены на новое судебное разбирательство, 1 дело прекращено за отсутствием в действиях лица состава преступления.

21 приговор судебной коллегией изменен (в I полугодии 2005 г. - 13). Из них в отношении 20 лиц наказание снижено без изменения квалификации, в отношении 1 лица приговор изменен с переквалификацией действий со снижением меры наказания.

Кроме того, в кассационном порядке отменено и изменено 36 иных постановлений нижестоящих судов (в 2005 г. - 57). В том числе: постановлений по ходатайствам о применении меры пресечения в виде заключения под стражу - 13 и о продлении срока содержания под стражей - 2; постановлений по результатам рассмотрения жалоб в порядке ст.  125 УПК РФ - 5 (в том числе 2 постановления отменены с прекращением производства по жалобам); постановлений по ходатайствам осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания - 6; постановлений о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.  237 УПК РФ - 7, иных судебных постановлений - 3.

Всего судом кассационной инстанции в I полугодии 2006 года выявлены и исправлены 86 судебных ошибок из 110 всего допущенных судами республики, что составляет 78,2% (за аналогичный период 2005 года - 121 (84%)).

Ввиду ненадлежащего оформления уголовных дел судебной коллегией снято с кассационного рассмотрения 20 дел (в I полугодии 2005 года - 37 дел), из которых 10 дел по вине судей возвращены в районные суды для дооформления. Причинами возвращения дел на дооформление явились принятие жалоб после истечения срока кассационного обжалования или их несоответствие требованиям УПК РФ.

По результатам кассационного рассмотрения в адрес нижестоящих судов вынесено 3 частных определения (в I полугодии 2005 г. - 8), в том числе в 2 частных определениях обращено внимание судей на допущенные при рассмотрении дел нарушения закона и 1 - в адрес органов предварительного расследования. Кроме того, в связи с допущенными при рассмотрении дела нарушениями закона судебной коллегией в адрес суда первой инстанции направлено 1 информационное письмо (в 2005 г. - 2).

За истекшее полугодие 2006 года в надзорном порядке рассмотрены 148 надзорных жалоб и представлений, что на 8% меньше показателя I полугодия прошлого года (161). Без рассмотрения по существу ввиду несоответствия требованиям УПК РФ возвращены 42 надзорные жалобы (в I полугодии 2005 г. - 48).

В результате пересмотра вступивших в законную силу судебных решений Президиумом Верховного Суда республики отменено 5 приговоров (в I полугодии 2005 г. - 3), в том числе с направлением 2 дел на новое судебное рассмотрение, в отношении 1 лица уголовное дело прекращено по реабилитирующему основанию, в отношении 2 лиц уголовные дела прекращены по другим основаниям. Изменено 8 приговоров, все приговоры изменены без переквалификации действий осужденных. Также в надзорном порядке отменено и изменено 9 иных судебных постановлений нижестоящих судов (в I полугодии 2005 г. - 8).

Всего судами кассационной и надзорной инстанций республики за истекшее полугодие выявлено и исправлено 108 судебных ошибок или 98,2% от общего числа всего допущенных судами республики (в I полугодии 2005 г. - 144).

Качество рассмотрения уголовных дел судами республики составило 92,4% (в I полугодии 2005 г. - 89,9%). При этом качество приговоров, постановленных судьями районного звена, составило 91,3% (87,2%), мировыми судьями - 96,2% (98,4%).

По итогам работы в анализируемом периоде наиболее низкие показатели качества постановленных приговоров имеют Приютненский районный суд (65,4%), Ики-Бурульский районный суд (86,5%), Элистинский городской суд (88,1%) и Черноземельский районный суд (89,2%).

Из числа судей республики наибольшее число судебных ошибок при вынесении приговоров допустили Метелкин С.И. (33,3%), Сангаджи-Горяев Б.А. (50%), Андреев Э.Г. (57,1%), Араев Е.В. (60%), Брацило В.Н. (62,5%), Андреева А.В. и Бадмаев В.Г. (66,6%), Сергеев Б.В. (71,4%), Чагдаев А.П. (75%), Чурюмов А.В. (76,2%), Маликов В.В. - (76,5), Зеленский В.В. (76,9%).

Следует отметить качественную работу судей Кетченеровского и Лаганского районных судов, не допустивших ошибок при постановлении приговоров.

Изучение кассационной и надзорной практики свидетельствует, что причины отмены или изменения судебных постановлений заключаются в ненадлежащей подготовке дел к судебному разбирательству, поверхностном исследовании материалов дела, неправильном применения# норм уголовного закона, нарушении процессуального законодательства.


Отмена оправдательных приговоров

Изучение и обобщение судебной практики показало, что невыполнение требований ст.  305 УПК РФ продолжает оставаться наиболее распространенной судебной ошибкой при постановлении оправдательных приговоров.

В соответствии со ст.  305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора суд должен изложить не только существо предъявленного обвинения, но и обстоятельства уголовного дела, установленные судом, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения. Включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного, не допускается.


1. Несоблюдение указанных требований закона явилось основанием к отмене в кассационном порядке приговора Элистинского городского суда в отношении Мочанова, который был оправдан за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных ч.  1 ст.  234, ч.  1 ст.  228-1, ч.  1 ст.  234, ч.  1 ст.  222, ч.  1 ст.  228, ч.  1 ст.  231 УК РФ.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца пункта 1 настоящего обзора допущена опечатка, следует читать "...ч. 1 ст. 228.1..."


Органами предварительного расследования Мочанов обвинялся в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта, незаконном сбыте сильнодействующих веществ; в незаконном сбыте наркотических средств; в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта, незаконном сбыте сильнодействующих веществ; в незаконном приобретении и хранении боеприпасов; в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере; в незаконном культивировании сортов конопли.

Отменяя оправдательный приговор, судебная коллегия указала, что при выводе об отсутствии в действиях Мочанова составов инкриминируемых преступлений, суд первой инстанции в приговоре не описал обстоятельства дела, установленные судом, а лишь ограничился перечислением исследованных в судебном заседании доказательств стороны обвинения и защиты, при этом не дал исследованным доказательствам правовой оценки, с указанием мотивов, по которым доказательства стороны обвинения признаны судом недопустимыми и отвернуты судом.

Кроме того, суд первой инстанции, придя к выводу о невиновности Мочанова, в то же время в приговоре указал, что стороной обвинения собраны доказательства, подтверждающие факты обнаружения и изъятия на территории домовладения Мочанова сильнодействующего вещества "Солутан" заводского изготовления, наркотического вещества "метамфетамин" (первитин), марихуаны высушенной, наркотикосодержащего растения - конопля сорная, тем самым поставив под сомнение невиновность оправданного.

При таких существенных нарушениях уголовно-процессуального закона судебная коллегия отменила оправдательный приговор в отношении Мочанова, направив дело на новое судебное разбирательство.


2. Приговором Целинного районного суда от 22 марта 2006 года Потеев оправдан по ч.  3 ст.  158 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами предварительного расследования Потеев обвинялся в том, что 24 июля 2005 года совместно с сестрами Джушхиновыми К. и И. и Тостаевым на автомашине ВАЗ-2106 прибыл к д.  27 по ул. Поповича в п. Вознесеновка Целинного района, где Джушхинова хотела забрать свои вещи.

Обнаружив, что хозяев нет и дом закрыт, Потеев решил совершить кражу из указанного домовладения. Реализуя свой преступный умысел, направленный на совершение кражи, Потеев путем срыва навесного замка проник в жилище Гахаева и из спальни домовладения похитил портативную стереосистему "Панасоник" стоимостью 4000 рублей, причинив потерпевшему Гахаеву значительный материальный ущерб.

По результатам судебного разбирательства суд установил иные обстоятельства, что 24 июля 2005 года Потеев совместно с сестрами Джушхиновыми и Тостаевым на автомашине последнего прибыли к дому 27 по ул. Поповича в п. Вознесеновка Целинного района, где проживает Гахаев, с целью помочь Джушхиновой К. забрать вещи. Какие вещи хотела забрать Джушхинова, Потееву не было известно.

Потеев зашел во двор дома Гахаева по просьбе Джушхиновой, которая просила его открыть запертую на замок входную дверь дома. При этом она пояснила, что в доме находятся ее личные вещи. Потеев выдернул кольцо замка на входной двери Гахаева с целью помочь Джушхиновой забрать свои вещи, каких-либо иных целей при этом он не преследовал. Находясь в доме, он не знал, какие именно вещи надо забрать Джушхиновой, поэтому спросил у нее, надо ли забирать находившийся в одной из комнат магнитофон, на что она ответила утвердительно. Взяв магнитофон, он положил его в машину, на обратном пути он спросил у Джушхиновой разрешение попользоваться магнитофоном и получил согласие.

Проверив по кассационному представлению государственного обвинителя законность и обоснованность вынесенного по делу судебного решения, судебная коллегия признала выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и отменила оправдательный приговор, направив дело на новое судебное разбирательство, по следующим основаниям.

Оправдывая Потеева, суд не дал оценку показаниям свидетеля Джушхиновой, которая в судебном заседании пояснила, что на вопрос Потеева, можно ли взять магнитофон, она ответила ему отрицательно и не просила брать магнитофон.

Кроме того, суд необоснованно признал недопустимыми показания указанного несовершеннолетнего свидетеля на предварительном следствии, поскольку предупреждение данного свидетеля, не достигшего 16 лет, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, существенно повлияло на достоверность ее показаний, при этом суд не мотивировал, почему пришел к такому выводу.

Также из числа доказательств суд исключил явку с повинной Потеева, между тем, данное доказательство подлежало проверке вместе с другими доказательствами по делу, с приведением мотивов, по которым суд принял во внимание именно показания подсудимого в судебном заседании и отверг другие доказательства.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговора#, направив дело на новое судебное разбирательство.


3. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства, явились основанием к отмене оправдательного приговора с вынесением частного определения по делу.

Приговором Элистинского городского суда от 11 октября 2005 года Кальшаев оправдан по ч.  2 ст.  293 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам по кассационным# представлению государственного обвинителя и жалобе потерпевшей приговор отменила, указав следующее.

В нарушение ст.ст.  240 и 297 УПК РФ в основу приговора судом были положены письменные доказательства, ни одно из которых, как следует из протокола судебного заседания, не исследовалось в ходе судебного разбирательства.

Также, вопреки требованиям ст.  282 УПК РФ, допрос экспертов в судебном заседании проводился без предварительного оглашения заключений экспертиз, в которых они принимали участие.

Суд незаконно положил в основу приговора показания допрошенного в ходе судебного заседания в качестве специалиста судмедэксперта, который, выйдя за рамки предоставленных ему ст.  58 УПК РФ прав, фактически дал оценку и анализ заключению экспертизы, в которой он не принимал участие.#

Также в приговоре установлены не все имеющие значение для дела фактические обстоятельства. Так, суд не установил наличие заболеваний у потерпевшей Очировой в момент поступления в роддом, кто осуществлял ее наблюдение, проводил ли лечение Кальшаев, соответствовали ли его действия ведомственным нормативно-правовым актам, каково было состояние здоровья потерпевшей на момент выписки из медучреждения, а также не была установлена причина ее смерти.

Кроме того, вопреки требованиям ст.ст.  305 и 306 УПК РФ в мотивировочной и резолютивной частях приговора суд не указал на основание оправдания Кальшаева.

При таких существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство, обратив внимание председателя суда и председательствующего судьи на допущенные нарушения закона в частном определении.


4. В соответствии с ч.  4 ст.  231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Несоблюдение этого требования закона является грубым нарушением установленной процедуры уголовного судопроизводства.

Приговором Ики-Бурульского районного суда от 9 декабря 2005 года Панасенко оправдан по ч.  1 ст.  158 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

По кассационному представлению государственного обвинителя судебная коллегия отменила приговор, установив следующее.

В соответствии со ст.  1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный уголовно-процессуальным законом, является обязательным для судов и иных участников уголовного судопроизводства.

Следовательно, для суда являются обязательными требования ч.  4 ст.  231 УПК РФ, предписывающие извещать стороны о времени и месте судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Это требование закона носит императивный характер, поскольку запрещает начинать рассмотрение дела до окончания данного срока в связи с необходимостью предоставления участвующим в деле лицам реальной возможности для подготовки к судебному разбирательству в целях обеспечения всесторонней защиты гарантированных процессуальных прав.

Вопреки указанным требованиям закона по уголовному делу в отношении Панасенко суд провел предварительное слушание 7 декабря 2005 года, а по его итогам назначил судебное заседание на 9 декабря 2005 года, то есть спустя 2 суток, значительно ограничив время, необходимое участникам уголовного производства для подготовки к судебному разбирательству.

Такое несоблюдение процедуры уголовного судопроизводства признано судом кассационной инстанции существенным, ограничивающим права участвующих в деле лиц, в связи с этим приговор суда первой инстанции был отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.


Отмена обвинительных приговоров

5. Суд первой инстанции необоснованно переквалифицировал действия осужденных с п. "в" ч.  4 ст.  162 УК РФ на ч.  3 ст.  162 и п. "а" ч.  3 ст.  111 УК РФ, разграничив их на два неоднородных особо тяжких преступления, тем самым вышел за пределы предъявленного обвинения и ухудшил положение осужденных.

Приговором Городовиковского районного суда от 23 мая 2006 года Ли и Гузенко осуждены по п. "а" ч.  3 ст.  111 и ч.  3 ст.  162 УК РФ к реальному лишению свободы.

Несовершеннолетний Ли и Гузенко признаны виновными в совершении разбоя с применением насилия, опасного для здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, а также в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, из хулиганских побуждений, при следующих обстоятельствах.

9 сентября 2005 года Ли и Гузенко, находясь в доме последнего, вступили в преступный сговор на совершение разбойного нападения с целью хищения у Забелиной домашней птицы. Около 3 часов ночи они незаконно проникли в домовладение Забелиной, напали на нее, стали наносить ей удары деревянной палкой, руками, ногами, требуя от нее уток. Затем, увидев спящего на диване в этой же комнате Маскальцова, Ли и Гузенко стали избивать и его. Маскальцов, спасаясь от преступных действий, выбежал на улицу, однако осужденные свалили потерпевшего и продолжили избиение.

Увидев спрятавшуюся в сеннике Забелину, они также продолжили ее избиение, нанося ей удары руками по лицу. Услышав крики соседа потерпевшей, Ли и Гузенко скрылись с места преступления, а спустя 40 минут с целью завершения преступного умысла вернулись в домовладение Забелиной и завладели ее имуществом - двумя газовыми баллонами, газовой плитой и оцинкованным тазом.

Своими действиями Ли и Гузенко причинили Забелиной телесные повреждения в виде закрытых переломов костей правой руки, квалифицированные экспертом как вред здоровью средней тяжести, а также повреждения в виде ушибленных ран, расценивающиеся как легкий вред здоровью, другие телесные повреждения, не причинившие вред здоровью, и материальный ущерб на общую сумму 1125 рублей.

Кроме того, совместными действиями Ли и Гузенко нанесли Маскальцову телесные повреждения, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью, телесные повреждения, оцененные как легкий вред здоровью и другие телесные повреждения, не вызвавшие расстройство здоровья и не расценивающиеся как вред здоровью.

Органами предварительного расследования действия Ли и Гузенко были квалифицированы по п. "в" ч.  4 ст.  162 УК РФ, - как совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, в группе лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Маскальцова, опасного для его жизни, группой лиц, из хулиганских побуждений.

При рассмотрении дела по существу судом установлено, что своими действиями Ли и Гузенко совершили разбойное нападение на Забелину и Маскальцова с применением насилия, опасного для их здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, а также причинили тяжкий вред здоровью Маскальцова, опасный для его жизни, группой лиц, из хулиганских побуждений.

Как видно из материалов дела, не изменяя установленные органами предварительного расследования основные обстоятельства дела, суд переквалифицировал действия осужденных с п. "в" ч.  4 ст.  162 УК РФ на ч.  3 ст.  162 УК РФ и п. "а" ч.  3 ст.  111 УК РФ, то есть разграничил действия подсудимых на два неоднородных особо тяжких преступления, фактически ухудшив положение осужденных.

В соответствии со ст.  252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Таким образом, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, при этом сделав ничем не мотивированный вывод о причинении подсудимыми телесных повреждений Маскальцову из хулиганских побуждений, сославшись на их показания в судебном заседании, признанные в приговоре недопустимыми ввиду несоответствия иным доказательствам по делу.

Допущенные судом при рассмотрении данного дела нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона судебная коллегия признала существенными, грубо нарушающими права осужденных, и отменила приговор, направив дело на новое судебное рассмотрение.


6. Обвинительный приговор отменен за мягкостью назначенного наказания.

Приговором Элистинского городского суда от 7 декабря 2005 года Волохов осужден по ч.  1 ст.  131 УК РФ к 5 годам лишения свободы. В соответствии со ст.  73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года. В пользу потерпевшей взысканы материальный ущерб и компенсация морального вреда.

Не согласившись с приговором, потерпевшая принесла кассационную жалобу, в которой указала на его несправедливость вследствие назначения осужденному чрезмерно мягкого наказания, кроме того, выразила несогласие с переквалификацией действий Волохова с п. "г" ч.  2 ст.  131 на ч.  1 ст.  131 УК РФ.

Проверив по кассационной жалобе потерпевшей законность, обоснованность и справедливость приговора, судебная коллегия признала изложенные в ней доводы обоснованными, указав следующее.

Исследовав в судебном заседании материалы дела, оценив представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции признал Волохова виновным в изнасиловании, квалифицировав его действия по ч.  1 ст.  131 УК РФ.

Мотивируя обоснованность изменения квалификации действий осужденного с п. "г" ч.  2 ст.  131 на ч.  1 ст.  131 УК РФ, суд указал, что на момент совершения преступления осужденный не знал о наличии у него венерического заболевания, поскольку 20 мая 2005 года был снят с учета Республиканского кожно-венерологического отделения. Однако такой вывод суда нельзя признать обоснованным, поскольку судом установлено, что изнасилование было совершено в ночь на 4 июля 2005 года.

Судебная коллегия признала обоснованными и доводы жалобы о несправедливости приговора. Так, при назначении осужденному наказания за совершение преступления, предусмотренного ч.  1 ст.  131 УК РФ, относящегося к категории тяжких преступлений и предусматривающего наказание в виде лишения свободы, суд не привел мотивы, по которым счел возможным назначение условного наказания.

При назначении наказания суд не учел в должной мере характер и степень общественной опасности совершенного Волоховым деяния, не дал надлежащую оценку обстоятельствам преступления, способу его совершения, объекту преступного посягательства, наступившим последствиям, а также отношению осужденного к содеянному, не признавшего себя виновным и не предпринявшего меры по заглаживанию вины.

По изложенным основаниям судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение.


7. Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки наркотического средства без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного его хранения без цели сбыта во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Данные положения закона не соблюдены Черноземельским районным судом при квалификации действий Болдырева, осужденного по ч.  2 ст.  228 УК РФ с применением ст.  70 УК РФ к реальному лишению свободы.

Судом установлено, что 9 ноября 2005 года Болдырев по личным делам прибыл из Черноземельского района в г. Лагань и там незаконно приобрел наркотическое средство в особо крупном размере для личного употребления путем сбора дикорастущей конопли на окраине г. Лагани. Осознавая противоправный характер своих действий, Болдырев упаковал наркотическое средство в полиэтиленовый пакет и спрятал его около автобусной остановки на выезде из г. Лагани. 13 ноября 2005 года, решив вернуться к месту своего проживания в п. Комсомольский Черноземельского района, Болдырев взял с собой спрятанный им ранее пакет с листьями конопли и выехал на попутном автомобиле в п. Комсомольский, неподалеку от которого автомашина, на которой в качестве пассажира ехал Болдырев, была остановлена сотрудниками Черноземельского РОВД и в ходе досмотра транспортного средства был обнаружен и изъят полиэтиленовый пакет с марихуаной высушенной в особо крупном размере массой 160,35 грамм, принадлежащий Болдыреву.

Исследовав в судебном заседании материалы дела, оценив представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции признал Болдырева виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере и квалифицировал его действия по ч.  2 ст.  228 УК РФ, исключив из обвинения действия по незаконной перевозке наркотического средства без цели сбыта.

Исключая из объема обвинения действия по незаконной перевозке наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере, суд указал, что данные действия охватываются составом хранения наркотического средства и дополнительной квалификации не требуют.

Судебная коллегия признала такие выводы суда первой инстанции не основанными на требованиях закона и материалах дела, поскольку судом фактически не были учтены: характер совершенных действий по перемещению наркотического средства на дальнее расстояние с места хранения г. Лагани в п. Комсомольский на попутном автотранспорте и размер наркотического средства.

По изложенным основаниям суд кассационной инстанции отменил приговор, направив дело на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении судом первой инстанции были устранены допущенные нарушения, действия Болдырева были квалифицированы по ч.  2 ст.  228 УК РФ, как незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере.


8. Несоблюдение процедуры уголовного судопроизводства при рассмотрении дела в особом порядке послужило основанием к отмене приговора.

Приговором Элистинского городского суда от 1 марта 2006 года Яванов осужден по п. "д" ч.  2 ст.  112 УК РФ к условной мере наказания.

По ходатайству осужденного приговор в отношении Яванова был постановлен с применением особого порядка уголовного судопроизводства без проведения судебного разбирательства.

В кассационной жалобе защитник осужденного поставил вопрос об отмене приговора, указав на несоблюдение судом первой инстанции процедуры уголовного судопроизводства, поскольку подсудимому не были разъяснены последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, чем было ограничено его право на защиту.

Суд кассационной инстанции признал доводы кассационной жалобы защитника обоснованными по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, при ознакомлении с материалами дела обвиняемый Яванов заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, предусмотренном ст.  314 УПК РФ, однако в протоколе не отражено, что при этом обвиняемому были разъяснены последствия рассмотрения дела в таком порядке и постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд первой инстанции в нарушение ст.  314 УПК РФ без выяснения обстоятельств: осознает ли обвиняемый характер и последствия заявленного им ходатайства, согласны ли потерпевший и государственный обвинитель на рассмотрение дела в особом порядке, своим постановлением назначил судебное разбирательство в особом порядке.

В ходе судебного заседания, как следует из протокола судебного заседания, подсудимому Яванову также не разъяснялись последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Более того, в силу ч.  3 ст.  316 УПК РФ рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Затем, в соответствии с ч.  4 этой же статьи, судья опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением и поддерживает ли он свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Вопреки указанным требованиям закона суд удовлетворил ходатайство подсудимого до изложения государственным обвинителем предъявленного Яванову обвинения и выяснения у подсудимого, понятно ли ему обвинение и согласен ли он с предъявленным обвинением.

Эти нарушения уголовно-процессуального закона послужили основанием к отмене судом кассационной инстанции приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.


9. Неправильное применение уголовного закона при назначении наказания явилось основанием к отмене обвинительного приговора.

По приговору Элистинского городского суда от 22 февраля 2006 года Сафонов осужден по ч.  1 ст.  232 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ч.  5 ст.  74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Элистинского городского суда от 8 июня 2005 года и в соответствии со ст.  70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

По кассационному представлению государственного обвинителя судебная коллегия отменила приговор ввиду неправильного применения судом первой инстанции норм уголовного закона при назначении наказания.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с ч.  1 и 4 ст.  70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда. При этом окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Это требование закона не было выполнено судом первой инстанции.

За совершение преступления, предусмотренного ч.  1 ст.  232 УК РФ, Сафонов осужден к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Как установлено судом, Сафонов совершил преступление, будучи условно осужденным приговором этого же суда от 8 июня 2005 года по ч.  1 ст.  228 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком 1 год, поэтому суд обоснованно применил правила ч.  5 ст.  74 УК РФ и отменил назначенное судом ранее условное осуждение. Однако при назначении по совокупности приговоров окончательного наказания в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы, суд неправильно применил правила ч.  4 ст.  70 УК РФ, обязывающие суд назначить окончательное наказание в большем размере, чем наказание по приговорам, входящим в эту совокупность, то есть более 2-х лет.

Кроме того, при назначении наказания по совокупности приговоров суд применил частичное сложение наказаний, в то время как в ч.  1 ст.  70 УК РФ предусмотрено только частичное присоединение к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по предыдущему приговору.


10. В соответствии со ст.  307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Невыполнение указанного требования закона явилось основанием к отмене приговора Приютненского районного суда в отношении Гуро, которым он осужден по ч.  1 ст.  160 УК РФ к условной мере наказания.

Он признан виновным в растрате, то есть в хищении чужого, вверенного ему имущества, при следующих согласно приговору обстоятельствах.

Гуро, работая старшим гуртоправом СПК им. Кирова Приютненского района РК, являясь материально-ответственным лицом, в период с 19 июля 2002 года по 2 декабря 2004 года, из корыстных побуждений совершил растрату 50 голов крупнорогатого скота разновозрастных групп, причинив СПК им. Кирова Приютненского района РК материальный ущерб на общую сумму 249100 рублей.

По кассационной жалобе осужденного судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

Согласно требованиям ст.ст.  7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым в случае, если он постановлен в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом и основан на правильном применении уголовного закона. При этом выводы суда должны быть надлежаще мотивированы в судебном решении.

В соответствии со ст.  307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Гуро указанные требования закона судом первой инстанции не соблюдены.

Так, сделав вывод о виновности Гуро в совершении растраты вверенного ему поголовья крупного рогатого скота, принадлежащего СПК им. Кирова Приютненского района РК, при описании обстоятельств преступного деяния, суд в приговоре не указал какие именно действия совершил Гуро по растрате вверенного ему, в силу трудовых обязанностей, поголовья.

Субъективное отношение лица к совершенным противоправным действиям, как и способ их совершения, подлежат обязательному доказыванию в соответствии со ст.  299 УПК РФ, поскольку имеют существенное значение для правовой оценки действий лица.

Вместе с тем, при описании преступного деяния суд в приговоре не указал на направленность умысла Гуро, действительно ли он осознавал, что своими действиями против воли собственника он незаконно отчуждает вверенное ему имущество, а также в чем именно выразился корыстный мотив преступления - в намерении получить материальную выгоду в свою пользу или в пользу третьих лиц.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор, направив дело на новое судебное разбирательство.


11. Судебная коллегия отменила приговор суда, указав, что он был постановлен при обстоятельствах, исключающих участие судьи в рассмотрении уголовного дела.

Приговором Ики-Бурульского районного суда от 10 апреля 2006 года Авеев, осужден по п. "г" ч.  3 ст.  228.1 УК РФ к реальному лишению свободы.

Он признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства в особо крупном размере.

Судом установлено, что 27 сентября 2005 года в п. Ики-Бурул Авеев умышленно, с целью незаконного сбыта наркотического средства Андрееву безвозмездно передал последнему полимерный пакет, в котором были два пакета с марихуаной невысушенной общим весом 1677,58 грамм.

Судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с п.  2 ч.  2 ст.  281 УПК РФ основанием отмены судебного решения в любом случае является постановление приговора незаконным составом суда.

Как следует из материалов дела, судьей Лиджиевым С.В. 10 января 2006 года вынесен приговор в отношении Андреева, который признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.  2 ст.  228 УК РФ. При этом в приговоре прямо указано, что Андреев "безвозмездно получил от Авеева два полимерных пакета с невысушенной марихуаной весом 1667,58 грамм".

Как следует из обозренного в судебном заседании уголовного дела по обвинению Андреева, на момент его рассмотрения судом уголовное дело в отношении Авеева было выделено в отдельное производство соответствующим постановлением следователя.

Суд, прямо указав в приговоре от 10 января 2006 года о приобретении Андреевым наркотического средства у Авеева, тем самым высказал свое мнение о причастности Авеева к совершению преступления и предрешил вопрос о его виновности.

Указанное обстоятельство в силу ч.  2 ст.  61, ст.  62 УПК РФ являлось основанием для отвода судьи Лиджиева С.В. при рассмотрении уголовного дела в отношении Авеева, однако судья не устранился от его рассмотрения в установленном законом порядке.

Кроме того, судебная коллегия указала, что в нарушение ст.  90 УПК РФ суд незаконно признал вынесенный в отношении Андреева обвинительный приговор как имеющий преюдициальное значение при рассмотрении уголовного дела в отношении Авеева.

В силу ст.  90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Как следует из уголовного дела по обвинению Андреева, Авеев не принимал непосредственного участия в его рассмотрении судом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор, направив дело на новое судебное рассмотрение.


12. Нарушение права подсудимых на защиту является безусловным основанием к отмене приговора.

Приговором Элистинского городского суда от 9 февраля 2006 года Чурюмов, Цебеков и Горяев осуждены по ч.  3 ст.  286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности государственной службы в правоохранительных органах на срок 1 год и освобождены от наказания вследствие издания акта об амнистии.

По кассационной жалобе осужденного Цебекова судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

Согласно ст.  48 Конституции РФ и ст.  47 УПК РФ подсудимый имеет право пользоваться помощью защитника.

В соответствии со ст.  51 УПК РФ к участию в судебном разбирательстве в качестве защитника подсудимого Цебекова была допущена адвокат Неминова.

Как видно из протокола судебного заседания, адвокат Неминова не явилась в суд 15 и 29 декабря 2005 года. Суд, не выяснив причины неявки адвоката и не обсудив вопрос о его замене, провел судебные заседания в указанные дни без участия защитника и исследовал доказательства по делу.

Кроме того, 15 декабря 2005 года и 11 января 2006 года в судебное заседание не явился защитник подсудимого Горяева - адвокат Педашев, а 29 декабря 2005 года судебное заседание было проведено без участия защитника подсудимого Чурюмова - адвоката Илькуевой.

В судебном заседании с подсудимых были взяты письменные заявления о согласии с рассмотрением дела в упомянутые дни в отсутствие защитников. Судебная коллегия поставила под сомнение содержание указанных заявлений, указав на их вынужденный характер, поскольку подсудимые по своей инициативе и в порядке ст.  52 УПК РФ не заявляли отказы от защитников, что в соответствии с п.  1 ч.  1 ст.  51 УПК РФ свидетельствует об обязательном участии защитников в судебном разбирательстве.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции не была применена ч.  2 ст.  248 УПК РФ, обязывающая суд отложить судебное разбирательство при неявке защитника и невозможности его замены.

Несоблюдение судом указанных положений уголовно-процессуального закона послужило основанием к отмене приговора в кассационном порядке с направлением дела на новое судебное рассмотрение.


13. Суд кассационной инстанции отменил приговор ввиду вручения обвиняемому ненадлежащей копии обвинительного заключения.

Приговором Элистинского городского суда от 5 мая 2006 года Сидоров и Лиджиев осуждены по ч.  4 ст.  111 и пп. "а", "б" ч.  3 ст.  286 УК РФ к реальному лишению свободы с лишением права занимать должности в органах внутренних дел.

В ходе кассационного рассмотрения уголовного дела судебная коллегия выявила грубые нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при вручении обвиняемым копии обвинительного заключения, что повлекло отмену всех последующих судебных решений.

В соответствии со ст.  220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь должен указать помимо иных сведений перечень доказательств, подтверждающих обвинение, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного преступлением. При этом заключение должно содержать ссылки на тома и листы уголовного дела и должно быть подписано следователем с указанием места и даты его составления. К обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения.

В силу ст.  222 УПК РФ надлежаще изготовленная копия обвинительного заключения с приложениями вручается обвиняемому, при этом она должна быть пронумерована и хорошо читаема.

Указанные требования уголовно-процессуального закона следователем и прокурором были нарушены.

В заседании суда кассационной инстанции защитником Сулеймановым была представлена для обозрения и приобщения к материалам уголовного дела копия обвинительного заключения, врученная обвиняемому Лиджиеву, скрепленная печатью и подписью следователя, в которой отсутствовала нумерация листов, а текст последних 15 листов с содержанием перечня доказательств, смягчающих и отягчающих обстоятельств, данных о потерпевшем, о месте и дате составления заключения, а также приложения к нему - список лиц и справка, является нечитабельным.

Вручение ненадлежаще изготовленной копии обвинительного заключения ограничило право обвиняемого на защиту, который из-за изготовления ненадлежащей копии обвинительного заключения не знал чем подтверждается предъявленное ему обвинение, что он в силу состязательности процесса имел право оспаривать и опровергнуть.

Эти существенные нарушения закона, повлекшие нарушение # обвиняемого Лиджиева на защиту, явились основанием к отмене приговора и вынесенных ранее судебных постановлений с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.


14. Вручение потерпевшему и государственному обвинителю двух отличных друг от друга копий приговора повлекло отмену приговора и всех последующих по делу судебных решений.

Приговором мирового судьи Черноземельского судебного участка от 30 июня 2005 года Джагаев осужден по ч.  1 ст.  145-1 и ст.  315 УК РФ к штрафу.

Апелляционным постановлением Черноземельского районного суда от 16 августа 2005 года приговор оставлен без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 27 сентября 2005 года судебные решения отменены с прекращением производства по делу за отсутствием в действиях Джагаева составов преступлений.

Президиум Верховного суда республики по надзорным представлению прокурора и жалобе потерпевших отменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее.

Согласно ст.  1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, предусмотренный уголовно-процессуальным законом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 года N  5-П допущенные в ходе судебного разбирательства существенные (фундаментальные) нарушения закона, повлиявшие на исход дела, могут служить основаниями к отмене оправдательных судебных решений по уголовным делам.

Глава 39.39 УПК РФ устанавливает правила вынесения приговора, согласно которым приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на его правильном применении. Кроме того, согласно смыслу и букве уголовно-процессуального закона, по уголовному делу может быть вынесен только один приговор.

Суд первой инстанции, в нарушении данных требований закона, изготовил две отличные друг от друга копии приговора и вручил одну из них потерпевшим, а другую - прокурору. Копии приговора значительно отличались по изложению как вводной и описательно-мотивировочной, так и резолютивной частей. Экземпляр копии, предоставленный государственному обвинителю, соответствовал подлиннику приговора, а копия, выданная потерпевшему, существенно отличалась от них. В частности, в некоторых абзацах приговора имелись разночтения, отсутствовала часть текста.#

Таким образом, суд фактически изготовил и ввел в процессуальный оборот два различных приговора, придав им равную правовую оценку, поскольку именно эти приговоры были предметом обжалования и проверки судами апелляционной и кассационной инстанций.

При таких обстоятельствах суд надзорной инстанции отменил состоявшиеся по делу судебные решения, направив дело в Черноземельский районный суд на новое апелляционное рассмотрение.

Указанные существенные и грубые нарушения закона послужили основанием для вынесения судом надзорной инстанции частного постановления в адрес мирового судьи.


Отмена обвинительных приговоров с прекращением дел производством

15. Наличие в отношении осужденных неотмененных постановлений следователя о прекращении уголовного дела по предъявленному обвинению повлекло отмену приговора в надзорном порядке с прекращением производства по делу.

Приговором Элистинского городского суда от 30 сентября 2005 года Басангов и Эрендженов осуждены по ч.  3 ст.  327 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей каждый. В соответствии с п.  3 ч.  1 ст.  24 и ч.  8 ст.  302 УПК РФ освобождены от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования. Этим же приговором Басангов и Эрендженов оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.  3 ст.  160 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум по жалобе адвоката Михалинова в интересах осужденного Басангова указанный приговор отменил и на основании ч.  4 ст.  24 и п.  5 ч.  1 ст.  27 УПК РФ уголовное дело производством прекратил в виду наличия неотмененных в отношении осужденных постановлений органов предварительного расследования о прекращении уголовного дела по тому же обвинению. Отменяя постановление суда, Президиум указал следующее.#

Применив положения ст.  410 УПК РФ и проверив материалы дела в полном объеме, Президиум пересмотрел приговор и в части оправдания Басангова и Эрендженова по ч.  3 ст.  160 УК РФ в сторону улучшения их процессуального положения, так как прекращение дела по основаниям п.  5 ч.  1. ст.  27 УПК РФ полностью исключает возврат дела на новое судебное рассмотрение, в то время как основания оправдания по данному приговору допускают возможность нового разбирательства по делу с вынесением обвинительного приговора.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия в отношении Басангова было возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.  4 ст.  160 УК РФ.

По этому же факту постановлениями следователя от 21 апреля 2004 года уголовное преследование в отношении Басангова и Эрендженова прекращено по п.  2 ч.  1 ст.  24 и п.  2 ч.  1 ст.  27 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Указанные постановления вынесены надлежащим должностным лицом в пределах его процессуальных полномочий и не были отменены либо изменены в установленном законом порядке, то есть имеют преюдициальное значение и аннулируют последующие правовые решения. Следовательно, обвинение, предъявленное Басангову и Эрендженову, является юридически ничтожным и не может влечь никаких правовых последствий.

Таким образом, в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, уголовное дело подлежит прекращению.

При таких обстоятельствах, суд надзорной инстанции отменил приговор и производство по уголовному делу в отношении Басангова и Эрендженова прекратил.


Изменение приговоров

16. Судебная коллегия пришла к выводу об обоснованности вины осужденного в совершении одного продолжаемого преступления, указав, что по всем четырем эпизодам обвинения по ч.  1 ст.  307 УК РФ действия осужденного были охвачены единым умыслом, направленным на достижение единой цели.

По приговору Приютненского районного суда от 16 марта 2006 года Чернов осужден к наказанию в виде штрафа за совершение четырех преступлений, предусмотренных ч.  1 ст.  307 УК РФ.

Чернов признан виновным в даче заведомо ложных показаний в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Ермалатова при допросе 15 мая 2005 года, при проведении очной ставки 15 мая 2005 года, а также в последующем при допросе 19 мая 2005 года и 25 ноября 2005 года в судебном заседании по делу.

Проверив по кассационному представлению государственного обвинителя законность и обоснованность постановленного судебного решения, судебная коллегия изменила приговор ввиду неправильного применения судом первой инстанции норм уголовного закона, указав следующее.

Как следует из материалов уголовного дела, Чернов четыре раза умышленно дал заведомо ложные показания по одному и тому же уголовному делу с целью введения в заблуждение органов предварительного следствия и суда и облегчения участи Ермалатова, являющего# его другом и одноклассником, осознавая противоправность своих действий, изложив в своих показаниях сведения, не соответствующие действительности.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии у Чернова единого умысла на дачу заведомо ложных показаний, направленного на достижение единой цели, что образует состав продолжаемого преступления.

При таких обстоятельствах судебная коллегия изменила приговор, указав на виновность Чернова в совершении одного преступления, предусмотренного ч.  1 ст.  307 УК РФ, исключив из приговора осуждение по трем последующим эпизодам обвинения, и снизила назначенное наказание.


17. При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления суд должен учитывать требования п.  6.1 ст.  88 УК РФ.

Приговором Элистинского городского суда от 17 февраля 2006 года несовершеннолетний Бальджиров, осужден по п. "г" ч.  2 ст.  161 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, с применением ст.  73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Изменяя указанный приговор суда, судебная коллегия указала следующее.

Суд первой инстанции с учетом всех обстоятельств, смягчающих наказание осужденному, и отсутствие# обстоятельств, отягчающих наказание, пришел к обоснованному выводу о назначении Бальджирову минимального наказания.

Однако, обсуждая вопрос о размере наказания, суд необоснованно не применил п.  6.1 ст.  88 УК РФ, согласно которому при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Низший предел санкции, предусмотренной ч.  2 ст.  161 УК РФ, составляет 2 года лишения свободы.

Между тем, суд первой инстанции не учел требования п.  6.1 ст.  88 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему Бальджирову, назначив ему наказание в низших пределах санкции ч.  2 ст.  161 УК РФ, т.е. 2 года лишения свободы, не снизив этот срок наказания наполовину.

Данные нарушения уголовного закона послужили основанием для изменения приговора суда со снижением назначенного несовершеннолетнему осужденному наказания с 2 лет до 1 года лишения свободы.


18. Приговором Элистинского городского суда от 16 марта 2006 года Курбатов осужден по ч.  3 ст.  162 УК РФ с применением ст.  64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По кассационной жалобе защитника судебная коллегия изменила приговор, применив положения ст.  73 УК РФ, и определила Курбатову наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Ранее приговором Элистинского городского суда от 3 марта 2004 года Курбатов был осужден за совершение этого же преступления, предусмотренного ч.  3 ст.  162 УК РФ, и ему было назначено наказание с учетом ст.  64 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы, с применением ст.  73 УК РФ условно, с испытательным сроком 4 года. Но, как видно из материалов дела, определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РК от 1 апреля 2004 года этот приговор был отменен в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и несоблюдением процедуры судопроизводства.

В соответствии же с приговором Элистинского городского суда от 16 марта 2006 года осужденному Курбатову определено более строгое наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По смыслу ч.  2 ст.  383 УПК РФ при повторном вынесении приговора виновному лицу более строгое наказание может быть назначено при условии отмены первоначального приговора вследствие его чрезмерной мягкости, когда по этим основаниям имелось представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя.

В данном случае первоначальный приговор в отношении Курбатова был отменен по иным основаниям, а потому, учитывая требования ст.ст.  3 и 60 УК РФ, суд первой инстанции не мог назначить осужденному за совершенное им преступление более строгое наказание, чем определено приговором Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 3 марта 2004 года.

С учетом изложенного, судебная коллегия приговор Элистинского городского суда изменила, применив ст.  73 УК РФ, и назначила Курбатову наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.


Отмена или изменение иных судебных постановлений

19. Дело о мошенничестве и подделке официального документа направлено на новое судебное рассмотрение, поскольку вывод суда о том, что в обвинительном заключении не указано кого, когда и каким образом обманули обвиняемые, не основан на материалах уголовного дела.

Постановлением Элистинского городского суда от 25 января 2006 года уголовное дело в отношении Эрдниева и Бамбушева, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч.  3 ст.  159 и ч.  1 ст.  327 УК РФ, со стадии судебного разбирательства возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В обоснование принятого решения суд первой инстанции указал, что обман является способом совершения преступления и одним из элементов объективной стороны мошенничества, однако, по мнению суда, в обвинительном заключении не конкретизировано кого, когда и каким образом обманули Эрдниев и Бамбушев, а также в чем заключался обман с их стороны.

По кассационному представлению государственного обвинителя судебная коллегия отменила постановление и направила дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, указав следующее.

В соответствии с п.  1 ч.  1 ст.  237 УПК РФ уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ.

При проверке доводов кассационного представления судебная коллегия указала, что действия Эрдниева и Бамбушева в части обвинения в совершении мошеннических действий последовательно изложены в обвинительном заключении от начала совершения действий, по мнению следствия, направленных на хищение бюджетных средств, до момента достижения преступной цели - их завладения.# Вопреки утверждению суда следователем при описании обстоятельств инкриминируемого обвиняемым деяния указаны существо обвинения, место, время, способ, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, обязательные для обвинительного заключения в соответствии со ст.  220 УПК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала выводы суда первой инстанции не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и не основанными на требованиях уголовно-процессуального закона.

В своем определении суд кассационной инстанции признал необоснованными возражения стороны защиты на кассационное представление государственного обвинителя о прекращении кассационного производства по делу в связи с невозможностью обжалования постановления о возвращении уголовного дела прокурору, сославшись на правовую позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в постановлении от 8 декабря 2003 года.


20. Постановлением Элистинского городского суда от 1 июня 2006 года в удовлетворении жалобы Кадымалиевой на действия работников милиции по ее административному задержанию отказано.

Кадымалиева обратилась в суд с жалобой в порядке ст.  125 УПК РФ, мотивируя ее тем, что она управляла автомашиной и была остановлена сотрудниками ДПС для проверки документов. Из-за отсутствия документов на право управления транспортными средствами, а также документов, подтверждающих ее права на управляемую автомашину, сотрудниками милиции она была доставлена в УВД г. Элисты, где удерживалась в течение 4 часов и была лишена помощи адвоката.

В обоснование решения об отказе в удовлетворении жалобы суд первой инстанции указал, что Кадымалиева не является участником уголовного судопроизводства, а потому не обладала правом обжалования действий сотрудников милиции в порядке ст.  125 УПК РФ.

Проверив законность и обоснованность вынесенного судебного решения, судебная коллегия отменила постановление и прекратила производство по жалобе, указав, что при установленных судом обстоятельствах, жалоба Кадымалиевой не подлежала рассмотрению по существу.


21. Постановлением Яшкульского районного суда от 15 февраля 2006 года уголовное дело в отношении Джуванищева, обвиняемого по ч.  3 ст.  30 и ч.  1 ст.  131 УК РФ, прекращено на основании п.  2 ч.  1 ст.  24 УПК РФ за отсутствием состава преступления и в отношении Джуванищева применено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

По кассационному представлению государственного обвинителя суд кассационной инстанции отменил постановление суда и направил дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Так, суд первой инстанции в нарушение ст.  7 УПК РФ, при наличии обвинения Джуванищева в совершении покушения на изнасилование при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, не привел мотивы, по которым опровергаются представленные стороной обвинения доказательства и не обосновал в постановлении должным образом свои выводы о невменяемости подсудимого и об отсутствии в связи с этим в его действиях состава преступления.

Из материалов дела следует, что суд не исследовал в полной мере и не дал оценку всем доказательствам, в том числе показаниям потерпевшей и самого подсудимого, в постановлении не содержится анализ иных доказательств, представленных стороной обвинения. Более того, суд принял за основу исключительно заключения судебно-психиатрических экспертиз, послуживших основанием прекращения дела, не дав им надлежащей оценки, не мотивировал их обоснованность, а также не отверг доводы органов обвинения о совершении Джуванищевым преступления, противоречащие выводам суда.

Кроме того, сделав вывод об отсутствии в действиях Джуванищева состава преступления, в то же время суд в постановлении устанавливает совершение им покушения на изнасилование, тогда как при обоснованности заключения судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости Джуванищева суд должен был установить причастность подсудимого к совершению общественно-опасного# деяния, предусмотренного ст.  131 УК РФ.

В соответствии со ст.ст.  434, 442 УПК РФ при производстве о применении принудительных мер медицинского характера подлежит доказыванию и разрешению судом: совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости, степень и характер психического расстройства лица, представляет ли психическое заболевание опасность для него или других лиц либо возможно ли причинением# им иного существенного вреда.

При этом согласно ст.  443 УПК РФ, признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости, суд выносит постановление в соответствии со ст.  21 УК РФ об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Эти требования закона судом не выполнены.

В постановлении суда отсутствует указание на обстоятельства, которые послужили основанием к решению о помещении Джуванищева в стационар с интенсивным наблюдением.

Помимо указанных нарушений судом кассационной инстанции установлено, что дата приговора судебного заседания не соответствует дате постановления суда. Так, постановление о прекращении уголовного дела датировано 15 февраля 2006 года, а протокол судебного заседания 15 декабря 2006 года.

Этим же кассационным определением отменено и частное постановление, вынесенное Яшкульским районным судом в адрес органов предварительного расследования.


22. Постановлением Черноземельского районного суда от 20 февраля 2006 года уголовное дело в отношении Ахмедова, обвиняемого по ч.  1 ст.  166, п. "в" ч.  2 ст.  158, ч.  1 ст.  167, ч.  1 ст.  325 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Проверив законность и обоснованность принятого судебного решения по кассационному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия отменила постановление суда первой инстанции и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Основанием для возвращения уголовного дела на подготовительной части судебного заседания послужило ходатайство подсудимого Ахмедова и его защитника Кронова о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку обвиняемый не был ознакомлен с материалами уголовного дела, и ему не была вручена копия обвинительного заключения.

Однако в материалах дела имелись протокол ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого Ахмедова и его защитника, а также расписка подсудимого о получении им копии обвинительного заключения.

Каких-либо доказательств, подтверждающих заявление подсудимого о том, что он не ознакомлен с материалами уголовного дела и не получил копию обвинительного заключения, ни Ахмедовым, ни его защитником не представлено.

Суд первой инстанции не дал оценки этим обстоятельствам и в своем решении также не привел фактические данные, свидетельствующие о соответствии действительности пояснений Ахмедова либо дающие основания сомневаться в достоверности имеющихся в деле доказательств.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору, направив дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, указав при этом, что уголовно-процессуальный закон не исключает возможность суду по собственной инициативе принять меры к ознакомлению подсудимого с материалами уголовного дела и вручению копии обвинительного заключения.

Анализ допущенных судебных ошибок свидетельствует о необходимости постоянного и глубокого изучения действующего законодательства, регулярного обращения к судебной практике, повышения профессионального уровня и ответственности при отправлении правосудия.


Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Калмыкия


Образцы документов

1. Договоры
2. Исковые заявления
3. Доверенности
4. Учредительные документы
5. Адреса мировых судов г.Челябинска
6. Адреса районных судов г.Челябинска
7. Арбитражный суд Челябинской области
8. Адрес Челябинского областного суда


Юридические услуги в сфере автострахования, ДТП, Судебных разбирательств со страховыми компаниями.

Юридические услуги представителя в суде по гражданским делам

Юридические консультационные услуги консультации: по эл. почте, по телефону, выездные.

Юридические услуги для организаций. Абонентское обслуживание, Арбитражный процесс и пр.

Регистрация и ликвидация юридических лиц различной правовой формы.

Юридические услуги: составление исковых заявлений, договоров иных документов.

Юридические Услуги в сфере защиты прав потребителей.

Юридические Услуги в семейном праве. Оформление наследства, опека и попечительство. Бракоразводный процесс.

Юридические Услуги в сфере недвижимости. Регистрация, сопровождение сделок, приватизация и пр.

Челябинск 2014
Юридическая компания "Форлекс", 454048 г.Челябинск, ул.Доватора, д.48 оф.410
Тел.: 8 (351) 230-66-90, 248-48-86, 248-28-68
pravo174@bk.ru