На главную






ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ РФ

судебная практика


Научные статьи

Недвижимость:

Ипотека

Приватизация

Долевое строительство


Семейные споры:

Основы семейного права.

Брачный договор

Алименты

Раздел жилого помещения .


Сфера труда:

Основы трудового права.

Трудовой договор

Премиальная форма заработной платы

Трудовой договор


АВТОЮРИСТ:

Комментарий к Правилам дорожного движения.

Все об Автостраховке.

Комментарий к Закону Об обязательном страховании.

Об эвакуации транспортных средств


Уголовное право.

Комментарий к Уголовному кодексу

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

Изнасилование.

Протоколы (приложения УПК).


Налоговая энциклопедия
























БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
Rambler's Top100

Конституция, Кодексы, Законы.

Юридические услуги



Обзор Челябинского областного суда судебной практики по уголовным делам в кассационном и надзорном порядке за 1997 год


В соответствии со статическими данными в 1997 году судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда рассмотрено в кассационном порядке 3259 уголовных дел в отношении 4333 лиц, в том числе - 435 подсудимых, уголовные дела в отношении которых были возвращены судами для производства дополнительного расследования.

По сравнению с предыдущим 1996 годом в целом возросло как количество уголовных дел, рассмотренных кассационной инстанцией (на 389 дел), так и число лиц, в отношении которых приговоры, определения и постановления были предметом рассмотрения суда второй инстанции (на 609 человек).

Однако, хотя и незначительно, но снизилось количество опротестованных определений и постановлений судов о направлении дел для производства дополнительного расследования. Если в 1996 году кассационной инстанцией было рассмотрено таких дел в отношении 453 подсудимых, то в 1997 году их число уменьшилось на 18 лиц.

В результате рассмотрения дел в кассационном порядке в истекшем году были:

оставлены без изменения приговоры в отношении 3286 осужденных и оправданных или 84,3% (для сравнения, в 1990 году - 90,9%, в 1991 году - 92%, в 1992 году - 90%, в 1993 году - 89%, в 1994 году - 88,3%, в 1995 году - 86,1%, в 1996 году - 86,4%),

отменены приговоры в отношении 381 осужденного и оправданного или 9,7% (в 1990 году - 6,3%, в 1991 и 1992 годах по 5,9%, в 1993 году - 7%, в 1994 году - 7,7%, в 1995 году - 9,5%, в 1996 году - 8,1%),

изменены приговоры в отношении 231 осужденного или 7,5% (в 1990 году - 2,8%, в 1991 году - 3%, в 1992 году - 5,9%, в 1993 и 1994 годах - по 4%, в 1995 году - 4,4 %, в 1996 году - 6,3%).

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что по сравнению с предыдущим годом количество оставленных без изменения приговоров снизилось на 2,1% и по-прежнему осталось ниже показателей 1990-1996 годов.

Количество отмененных приговоров и их процентное отношение к общему числу рассмотренных в кассационном порядке дел, напротив, возросло на 1,6%, равно как увеличилось на 1,2% количество измененных приговоров.

Из общего числа лиц, приговоры в отношении которых были оставлены без изменения (3286) судами первой инстанции были оправданы 39 подсудимых, что на 5 оправданных более, чем в 1996 году.

Качество рассмотренных уголовных дел судами области

В соответствии со статическими данными в 1997 году только один из судов области - Трехгорный городской - имел 100% качество рассмотрения уголовных дел.

Всего этим судом в кассационную инстанцию было направлено 13 уголовных дел в отношении 14 лиц, судебные решения в отношении которых и были оставлены судебной коллегией без изменений.

Достаточно высокий процент правосудных приговоров имели в истекшем году и некоторые другие суды области.

В частности, процентный показатель качества рассмотрения уголовных дел, превышающий среднеобластной, имеют 25 районных и городских судов:

Коркинский городской суд - 96 %,

Кизильский районный суд - 95 %,

Троицкий городской суд - 94,9 %,

Ашинский городской суд - 93,7 %,

Чесменский районный суд - 92,9 %,

Советский районный суд г.Челябинска - 91,2 %,

Копейский городской суд - 90,9 %,

Металлургический районный суд г.Челябинска - 90,2 %,

Карабашский городской суд - 90 %,

Ленинский районный суд г.Челябинска - 90 %,

Миасский городской суд - 90 %,

Увельский районный суд - 90 %,

Каслинский городской суд - 88,9 %,

Агаповский районный суд - 88,6 %,

Тракторозаводский районный суд г.Челябинска - 88,1 %,

Центральный районный суд г.Челябинска - 87,8 %,

Карталинский городской суд - 87,5 %,

Златоустовский городской суд - 87,3 %,

Правобережный районный суд г.Магнитогорска - 87,3 %,

Кусинский районный суд - 86,7 %,

Ленинский районный суд г.Магнитогорска - 86,1 %,

Верхне-Уральский городской суд - 85,7 %,

Орджоникидзевский районный суд г.Магнитогорска - 85,6 %,

Курчатовский районный суд г.Челябинска - 85,1 %,

Пластовский городской суд - 84,6 %.

Несмотря на некоторое ухудшение качества рассмотрения уголовных дел в целом по области, число судей, не имевших отмены или изменения приговоров, увеличилось и составило в истекшем году 69 (в 1996 году - 60).

Наибольшее количество (в лицах) правосудных приговоров было постановлено под председательством судей Выдрина А.Н., Лебедева В.И., Хазиевой В.А., Быкова В.П., Усольцевой А.И., Ростовой Н.А., Рзаевой Е.В., Черновой Р.В., Екимовой И.И., Рогачевой Л.Н., Смирнова Н.Т., Черемшанова Г.П.

Вместе с тем, ряд судей имели в прошедшем году крайне низкое качество работы, что в значительной степени повлияло на общий процент качества рассмотрения уголовных дел по области.

Так, из числа рассмотренных под председательством судьи Писаревой Л.Ф. и обжалованных в кассационном порядке уголовных дел, оставлено без изменения лишь 25% приговоров, Киртяновой С.С. - 37,5%, Горбунова Д.Л. и Кулматова З.Р. по 40%, Султанова Р.К. - 41,7%, Мелехиной Т.В. - 43,8%, Васечкина В.К. - 42,9%, Кухарева В.В., Сысуева С.В., Гончаровой Г.М., Булыгина С.В., Рабек Н.В. и Сырейщикова Е.В. - по 50%, Хохлунова П.П. - 53,5%, Горшкова А.И. - 55%, Суровцевой Н.В. - 55,6%, Зубенко И.А., Диярова Х.М., Алексеевой В.Н. по 57,1%, Липариной Н.А. - 57,7%, Гончаренко А.А.- 60%, Бойко В.В. и Попова И.В. - по 61,5%, Свиридовой Н.В., Шубина В.Н. и Русяевой Т.В. - по 64,3%.

Отмена приговоров

В течение прошедшего года кассационной инстанцией отменены приговоры, постановленные районными и городскими судами в отношении 381 осужденного или оправданного. Отмену приговоров в кассационном порядке имели все суды области, за исключением Трехгорного городского суда.

Особенно неудовлетворительно рассматривались уголовные дела в Сосновском районном суде, где отмена приговоров составила 27,2% от количества обжалованных приговоров, в Снежинском городском суде - 25,7%, в Троицком районном суде - 24%, в Усть-Катавском городском суде - 22,9%, в Нагайбакском районном суде - 21,6%, в Нязепетровском районном суде - 18,2%.

Наибольшую отмену приговоров (в лицах) имели в истекшем году следующие суды:

Сосновский районный суд - на 31 лицо из 114 лиц, приговоры в отношении которых были обжалованы, Калининский районный суд города Челябинска - на 28 осужденных из 208 обжаловавших приговоры, Златоустовский городской суд - на 22 лица из 237 лиц, обжаловавших приговоры, Саткинский городской суд - на 13 лиц из 81 лица, обжаловавшего приговоры.

Всего по области в течение года отмену приговоров имели 125 судей (в 1990 году - 88 судей, в 1991 году - 92 судьи, в 1992 году - 95 судей, в 1993 году - 96 судей, в 1994 году - 97 судей, в 1995 году - 124 судьи, в 1996 году - 112 судей).

Наибольшее количество отмененных приговоров (в отношении трех и более лиц), было постановлено под председательством 51 судьи.

В их числе такие судьи как Рабек Н.В., под председательством которой были постановлены приговоры в отношении 22 осужденных, отмененные в последствии кассационной инстанцией, Барашева Т.П. и Хохлунов П.П. - в отношении 10 лиц каждый, Мелехина Т.В. - в отношении 9 осужденных, Свиридова Н.В., Горшков А.И. и Демкин Н.Г. - в отношении 8 лиц каждый, Юсупов А.А., Рыжова В.М. и Клюшин В.В. - в отношении 7 осужденных каждый, Завьялова Н.Л., Князев Н.Н., Кромин А.Г., Зубенко И.А., Булыгин С.В., Лузина М.С., Бойко В.В. и Кухарев В.В. - в отношении 5 лиц каждый.

В обобщенном виде основания отмены приговоров (в лицах) в кассационном и надзорном порядке характеризуются следующими статистическими данными:

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

Основания отмены приговоров Кассационная Надзорная

инстанция инстанция

1996 1997 1996 1997

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

1 2 3 4 5

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

Неполнота предварительного

следствия 27 35 28 24


Неполнота судебного

следствия 64 64 79 83


Мягкость наказания 44 69 53 39


Необоснованное оправдание 36 40 10 6


Необоснованное осуждение 7 19 - 4


Нарушения норм УПК РСФСР на

предварительном следствии 5 37 нет статистики


Нарушения норм УПК РСФСР

судами 56 82 нет статистики


Нарушения права на защиту

на следствии и в суде 19 9 нет статистики


Нарушения требований УК РСФСР

судами при назначении наказаний 3 10 нет статистики


Изменения действующего

законодательства - 7 456 66


Прочие 5 9 282 -


─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

Итого: 266 381 908 682


1. Отмена приговоров ввиду нарушения требований ст.20 УПК РСФСР

Односторонность или неполнота предварительного или судебного следствия ежегодно является одной из наиболее распространенных причин отмены приговоров.

В истекшем 1997 году несоблюдение органами следствия и судами требований ст.20 УПК РСФСР о полном, объективном и всестороннем исследовании доказательств, повлекло отмену приговоров в кассационном порядке в отношении 99 лиц или 25,9% от общего количества лиц, приговоры в отношении которых были отменены (для сравнения, в 1994 году - в отношении 78 лиц или 33,1%, в 1995 году - в отношении 124 лиц или 39,7%, в 1996 году - в отношении 91 лица или 34,2%).


А. Отмена приговоров ввиду нарушений требований ст.20 УПК РСФСР, допущенных органами следствия


По сравнению с 1996 годом количество лиц, приговоры в отношении которых отменены по этому основанию в 1997 году, несколько возросло и составило 35 осужденных (для сравнения, в 1995 году - в отношении 56 лиц, в 1996 году - только в отношении 27 осужденных).

Наибольшее количество нарушений требований ст.20 УПК РСФСР, повлекших отмену приговоров, допущены органами предварительного следствия Курчатовского РУВД города Челябинска. Однако недостаточно полно, объективно и всесторонне расследуются уголовные дела и в ряде других городов и районов области. В их числе, например, органы предварительного следствия Калининского и Центрального районов города Челябинска, Орджоникидзевского района города Магнитогорска, городов Миасса, Снежинска, Чебаркуля, Катав-Ивановска, Копейска, а также Красноармейского, Уйского и Октябрьского районов.

Как правило, неполнота предварительного следствия, повлекшая впоследствии отмену приговоров, заключалась в поверхностном установлении обстоятельств преступлений, некачественном проведении первоначальных следственных действий и оставлении без надлежащей проверки доводов обвиняемых, выдвигаемых ими в свою защиту.

Например, при производстве предварительного следствия в отношении Еланцева В.А., обвинявшегося в совершении кражи ювелирных изделий и других товаров из магазина на общую сумму более 50 000 000 рублей, органами предварительного следствия Октябрьского РУВД не была проведена дактилоскопическая экспертиза для выяснения вопроса о том, принадлежат ли Еланцеву следы пальцев рук, обнаруженные на изъятых с места происшествия предметах.

Кроме того, хотя на месте происшествия были обнаружены металлические предметы со следами воздействия ножовки, а впоследствии в ходе производства выемки у Еланцева части похищенного имущества была изъята и ножовка по металлу, следователь не назначил проведения криминалистической экспертизы для проверки вопроса о том, не этой ли ножовкой перепилены дужка замка и петля на запорном устройстве дверей в магазине.

Между тем, Еланцев как на предварительном следствии, так и в судебном заседании отрицал свою причастность к краже, утверждая, что нашел похищенное кем-то другим имущество в парке и лишь присвоил его.

Октябрьский районный суд (судья Хохлунов П.Н.), рассматривая дело, не принял мер к устранению неполноты предварительного следствия и постановил в отношении Еланцева в этой части обвинения оправдательный приговор, хотя возможность собирания дополнительных доказательств не была утрачена.

В кассационном протесте прокурор района просил об отмене приговора в части оправдания Еланцева с направлением дела на новое судебное разбирательство, однако судебная коллегия, согласившись с доводами протеста о необходимости отмены приговора в виду нарушения требований ст.20 УПК РСФСР, направила дело прокурору для производства дополнительного расследования.

В истекшем году достаточно много ошибок было допущено органами предварительного следствия при расследовании дел о нарушениях правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Между тем, именно по этой категории дел своевременное и качественное закрепление доказательств имеет особенно существенное значение, поскольку в случае утраты или недопустимости доказательной базы, восстановить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия по истечении времени бывает крайне затруднительно, а в ряде случаев и невозможно.

Так, при производстве предварительного следствия по делу в отношении Сидорова М.Л., обвиняемого в нарушении правил дорожного движения, повлекшем причинение менее тяжких телесных повреждений одному из потерпевших и смерть другого потерпевшего, органы следствия Нязепетровского РОВД не приняли своевременных мер к установлению личности двоих мотоциклистов, которые были очевидцами дорожно-транспортного происшествия и показания которых имели существенное значение для установления истины.

Сидоров обвинялся органами следствия и был осужден впоследствии Нязепетровским районным судом (судья Горбунов Д.Н.) за то, что, управляя автомобилем ГАЗ в условиях ограниченной видимости при обгоне автомашины ВАЗ-2121 под управлением Богданова, совершил на нее наезд в то время, когда автомашина ВАЗ-2121 производила левый поворот.

Между тем, оба участника дорожно-транспортного происшествия - как обвиняемый Сидоров так и потерпевший Богданов - давали диаметрально противоположные показания о том, кто из них первым начал маневр.

В частности, Сидоров показывал, что автомашина под управлением Богданова двигалась по своему ряду без включения указателя левого поворота, а во время совершения им - Сидоровым - обгона, в нарушение правил дорожного движения водитель автомашины ВАЗ-2121, не убедившись в безопасности маневра, неожиданно начал производить поворот налево, в результате чего произошло столкновение автомобилей.

Потерпевший Богданов, напротив, утверждал, что правила дорожного движения были нарушены Сидоровым, который начал обгон его автомашины, несмотря на то, что он - Богданов - включил на своем транспортном средстве указатель левого поворота, намереваясь осуществить этот маневр.

При таких обстоятельствах, когда ни та, ни другая версии не были подтверждены или опровергнуты другими доказательствами, показания незаинтересованных в исходе дела свидетелей-очевидцев, видевших движение автомобилей до столкновения, имели решающее значение.

На что и было указано судебной коллегией по уголовным делам, отменившей приговор с направлением дела на дополнительное расследование.

В виду нарушения требований ст.20 УПК РСФСР судебной коллегией был так же отменен приговор Саткинского городского суда (судья Чабаев Н.В.) постановленный в отношении Горбаненко А.М., осужденного за то, что, управляя автомобилем ВАЗ-21099 в вечернее время, он совершил наезд на пешехода Бурлакову, переходившую проезжую часть дороги справа налево по ходу движения автомобиля, в результате чего от полученных телесных повреждений потерпевшая скончалась.

Органами предварительного следствия по указанному делу не были установлены ни причина дорожно-транспортного происшествия, ни скорость движения автомобиля под управлением Горбаненко, ни время, за которое потерпевшая преодолела расстояние по проезжей части дороги до наезда на нее. Был оставлен без должного внимания и вопрос о том, ближним или дальним светом фар пользовался водитель Горбаненко при совершении дорожно-транспортного происшествия и с какого расстояния он мог видеть потерпевшую у правой обочины дороги.

Поскольку эти исходные данные не были установлены и, соответственно, не были представлены автотехническому эксперту, он не смог дать ответа на вопросы о том, на каком расстоянии находился автомобиль под управлением Горбаненко в момент, когда потерпевшая вступила на проезжую часть (момент возникновения опасности для дальнейшего движения автомобиля), располагал ли Горбаненко технической возможностью предотвратить наезд путем торможения при избранной им скорости движения автомобиля и правильно ли он выбрал скорость движения автомобиля с учетом видимости.

Между тем, без установления этих обстоятельств невозможно было сделать вывод о наличии или отсутствии вины водителя в дорожно-транспортном происшествии, в связи с чем уголовное дело было направлено прокурору для производства дополнительного расследования.

По аналогичным основаниям судебной коллегии был отменен и приговор Озерского городского суда (судья Фролова Т.М.) в отношении Левашова В.Н. и Плаксина В.В., осужденных по ст.264 ч.2 УК РФ.

Принимая решение об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование, коллегия указала на неполноту предварительного следствия, выразившуюся в том, что следствием не были предоставлены сведения о состоянии дорожного покрытия и профиля участка дороги, необходимые автотехническому эксперту для дачи заключения.

Из акта автотехнической экспертизы усматривалось, что без этих сведений невозможно было определить какая скорость соответствовала следам торможения, оставленным автобусом, и, соответственно, решить вопрос о наличии или отсутствии технической возможности у водителя автобуса предотвратить столкновение транспортных средств путем экстренного торможения.

Между тем, необходимые данные эксперту предоставлены не были, а заключение экспертизы оставлено следствием и судом без какой-либо оценки.


Б. Отмена приговоров в виду нарушения требований ст.20 УПК РСФСР, допущенных судами


Как и в прежние годы неполнота судебного следствия является наиболее распространенным основанием отмены приговоров.

Причем количество лиц, приговоры в отношении которых были отменены по этому основанию, ежегодно остаются примерно на одном и том же уровне. Если в 1995 году число осужденных, приговоры в отношении которых были отменены в виду нарушения судами требований ст.20 УПК РСФСР, составляло 68 лиц, то в 1996 и 1997 годах их число составило 64 лица.

Анализ ошибок, допущенных судами, свидетельствует о том, что по отдельным делам суды либо не принимали должных мер к восполнению пробелов следствия, либо поверхностно и неполно проверяли в судебном заседании собранные и представленные органами предварительного следствия доказательства.

Так, Миасский городской суд (судья Матвеев Ю.Т.) осудил по ст.106 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы гражданина Левина А.В. за неосторожное убийство потерпевшего Боронина.

В описательной части приговора суд указал, что Левин в драке нанес потерпевшему удар в левую часть головы металлической канистрой, наполненной водой, от чего Боронин упал на землю, а затем скатился с обрыва, дважды при этом ударившись о камни головой с правой стороны.

В результате неосторожных действий Левина, как указал суд в приговоре, Боронину были причинены телесные повреждения, в том числе и закрытая черепно-мозговая травма, относящаяся к категории тяжких, опасных для жизни, телесных повреждений, повлекшая смерть потерпевшего.

Квалифицируя действия Левина по ст.106 УК РСФСР, суд сослался на показания свидетелей Гизатуллиной, Вигорня и Гапоненко, данные ими в судебном заседании.

Между тем, на предварительном следствии эти свидетели давали иные показания, утверждая, что Левин, взяв канистру двумя руками, нанес удар Боронину не в левую, а в правую часть головы, а затем, когда Боронин пытался подняться с земли, нанес ему и второй удар канистрой по голове.

Протоколы допросов указанных свидетелей были снабжены схемами с указанием взаиморасположения участников происшествия и места нанесения потерпевшему ударов канистрой.

Кроме того, в материалах дела имелись протоколы следственных экспериментов, проведенных с участием двоих из указанных свидетелей, в которых на фотографиях были зафиксированы обстоятельства причинения Боронину телесных повреждений.

Суд не принял надлежащих мер к исследованию указанных доказательств, а также оставил без должного внимания протокол осмотра канистры, на боковых стенках которой имели место две вмятины, заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому закрытая черепно-мозговая травма, повлекшая смерть потерпевшего, образовалась от воздействия твердого тупого предмета с местом приложения силы в правой половине головы.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала на необходимость устранения противоречий в показаниях свидетелей и установления механизма причинения потерпевшему черепно-мозговой травмы путем назначения повторной или дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

Орджоникидзевским районным судом города Магнитогорска (судья Стекольщиков Г.А.) была осуждена гражданка Кулага В.В. за причинение тяжкого вреда здоровью бывшему мужу в состоянии аффекта (ст.113 УК РФ).

В основу такой юридической квалификации содеянного осужденной суд первой инстанции положил показания, данные в судебном заседании, как подсудимой, так и свидетелями Алексеенко и Шишовыми, которые утверждали, что совершению преступления предшествовала драка между супругами Кулага.

Между тем, несмотря на то, что на предварительном следствии указанные лица давали иные показания, существенно отличающиеся от данных ими в судебном заседании, суд не огласил предыдущих показаний подсудимой и свидетелей, не установил причины изменения ими показаний и не дал этому обстоятельству оценки.

Более того, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не была проведена судебно-психиатрическая или психологическая экспертиза в отношении подсудимой, поэтому вывод суда о совершении осужденной преступления в состоянии физиологического аффекта, сделан судом без достаточных оснований.

В связи с указанными нарушениями требований ст.20 УПК РСФСР приговор суда первой инстанции отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Наряду со случаями отмены приговоров по делам, оценка доказательств по которым представляет определенную сложность, некоторыми судами вследствии неполноты исследования доказательств были постановлены неправосудные приговоры по несложным делам.

Например, Центральным районным судом города Челябинска (судья Сиротина Н.К.) был осужден по ст.157 ч. 1 УК РФ Кулагин В.С., которого суд признал виновным в злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей в период с 1 апреля 1994 года по 1 мая 1997 года.

Между тем, в судебном заседании Кулагин утверждал, что из его заработной платы бухгалтерией удерживались алименты на содержание ребенка. Это утверждение подсудимого судом проверено не было.

Из представленных Кулагиным в суд второй инстанции бухгалтерских документов усматривалось, что из его заработной платы в период с 11 февраля 1994 года по 12 марта 1996 года удерживались и перечислялись потерпевшей алименты на содержание ребенка в размере 25% заработка ежемесячно.

Поскольку эти противоречия требовали надлежащей проверки в судебном заседании, приговор был отменен кассационной инстанцией с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Правобережный районный суд города Магнитогорска (судья Клюшин В.В.) признал виновным и осудил 14-летнего Дьяконова Е.В. за кражу 18 килограммов апельсинов на сумму 95 400 рублей, совершенную с проникновением в помещение магазина по предварительному сговору с лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с недостижением уголовно-наказуемого возраста.

Однако из показаний материально-ответственного лица - потерпевшей Петровой, данных ею как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, усматривалось, что перед уходом на выходные дни она оставила подпорченные апельсины, которые впоследствии и были похищены, в тамбуре в одной коробке с отходами овощей. После совершения кражи апельсины были списаны, ущерб отсутствует.

Суд первой инстанции не выяснил в судебном заседании каким образом определялся вес похищенных апельсинов, учитывалось ли их качество и какова их реальная стоимость, хотя наличие материального ущерба является обязательным признаком объективной стороны вмененного в вину Дьяконову преступления.

По некоторым делам отмена приговоров была обусловлена неполнотой исследования судами такого подлежащего исследованию в судебном заседании обстоятельства, как личность подсудимого.

Например Миасский городской суд (судья Губин Ю.В.), рассматривая уголовное дело по обвинению Уразовой Р.Б. в совершении разбойного нападения с применением ножа на ранее знакомую ей престарелую гражданку Бахтиярову, не исследовал психического состояния подсудимой, хотя из материалов дела усматривались основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении Уразовой.

В частности, брат подсудимой и во время предварительного следствия, и в судебном заседании говорил о странностях в поведении Уразовой, замкнутости ее характера, совершении ею попытки самоубийства и других необъяснимых действий.

Из производственной характеристики Уразовой усматривалось, что у нее наблюдались провалы памяти, замкнутость, стремление к одиночеству.

Тем не менее суд оставил указанные данные без должного внимания и осудил Уразову по ст.162 ч.2 п."г" УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Рассматривая дело по кассационному протесту прокурора города Миасса, в котором ставился вопрос об отмене приговора только за мягкостью назначенного наказания, судебная коллегия отменила приговор ввиду нарушения требований ст. 20 УПК РСФСР с направлением дела на новое судебное разбирательство, предложив суду обсудить вопросы о назначении и проведении Уразовой судебно-психиатрической экспертизы для определения ее психического состояния на момент совершения инкриминируемых ей деяний и в настоящее время, а в случае установления вины Уразовой в прежнем объеме - о назначении соразмерного содеянному и личности наказания.

По аналогичному основанию был отменен приговор, постановленный Центральным районным судом города Челябинска в отношении Гербера С.А., осужденного по ст. 116 и 119 УК РФ (судья Белых А.А.). Из показаний жены осужденного усматривалось, что за три месяца до совершения инкриминируемых Герберу деяний, он проходил курс стационарного лечения в Челябинской областной клинической психоневрологической больнице, однако ни органы следствия, ни суд не проверили этих данных, не истребовали медицинских документов о диагнозе заболевания Гербера и не провели ему судебно-психиатрической экспертизы.

Между тем, из представленной адвокатом осужденного в суд второй инстанции выписки из истории болезни Гербера следовало, что он был госпитализирован в психоневрологическую больницу с диагнозом пограничным между психопатией мозгового круга и психопатоподобной шизофренией.


2. Отмена приговоров (определение постановлений) в виду необоснованного оправдания, прекращения уголовных дел или в виду неосновательного осуждения


Анализ статистических данных прошлых - 1995 и 1996 годов - свидетельствовал о существенном росте в 1996 году количества неправосудных оправдательных приговоров и постановлений (определений) о прекращении уголовных дел.

Так, если в 1995 году судом второй инстанции были отменены оправдательные приговоры в отношении 12 лиц, то в 1996 году их число возросло в три раза и составило 36 лиц.

В истекшем, 1997 году, количество лиц, с оправданием которых кассационная инстанция не согласилась, осталось практически на том же уровне и составило 40 человек.

Как правило, необоснованное осуждение или оправдание лиц, привлеченных к уголовной ответственности, является следствием либо ненадлежащего исследования доказательств, либо их неправильной оценки.

Так, Верхне-Уфалейский городской суд (судья Сычева Г.Н.) постановил оправдательный приговор в отношении Пономарева С.Г., обвинявшегося в том, что он на почве ссоры умышленно ударил ножом в живот Тарасова, причинив ему тяжкое, опасное для жизни, телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего.

Вывод суда о недоказанности вины Пономарева в совершении инкриминируемого ему деяния был основан на критической оценке показаний очевидца события преступления свидетеля Маркелова, который на следствии и в суде утверждал, что видел как Пономарев нанес удар ножом в живот потерпевшего, и свидетелей Сабирова и Губанова, также подтверждавших вину Пономарева.

Суд усомнился в достоверности показаний указанных лиц на том основании, что два других свидетеля - Филимонов и Грачев, хотя и подтверждали факт драки между Тарасовым и Пономаревым в присутствии свидетеля Маркелова, однако утверждали, что видели это событие в тот же день, но несколько позже и в ином месте, нежели указывал свидетель Маркелов. Кроме того, Грачев утверждал, что после окончания драки Пономарева с Тарасовым, последний не был ранен, участники конфликта разошлись, причем он - Грачев - проводил Тарасова до дома.

Между тем, суд не дал оценки показаниям свидетеля Маркелова, утверждавшего, что ножевое ранение было причинено Тарасову догнавшим их Пономаревым в то время, когда по окончании драки он и Тарасов возвращались домой, и показаниям свидетеля Пономаревой, из которых усматривалось, что Пономарев, хотя и пришел домой после драки, но вскоре оделся и вновь убежал из дома.

Судом эти обстоятельства не исследовались, а в приговоре, вопреки требованиям ст. 309 УПК РСФСР и разъяснениям, содержавшимся в Постановлении Пленума Верховного Суда от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре", не приведен анализ доказательств, представленных органами следствия, и не мотивированы основания, по которым суд отверг показания свидетелей Маркелова, Маркеловой и Пономаревой.

В виду указанных нарушений требований ст.20 УПК РСФСР приговор был отменен в кассационном порядке.

Не согласилась судебная коллегия и с определением Орджоникидзевского районного суда города Магнитогорска, которым было прекращено за отсутствием состава преступления уголовное дело в отношении гражданина Туранина В.П.

Органами предварительного расследования Туранин обвинялся в совершении злостных хулиганских действий, совершенных с особой дерзостью, выразившейся в применении к потерпевшей Ивановой насилия, повлекшего телесные повреждения, с применением ножа, связанных с сопротивлением представителям общественности, выполняющим обязанности по охране общественного порядка и иным гражданам, пресекающим хулиганские действия.

Суд первой инстанции (судья Бусов В.И.), не усмотрел в действиях Туранина состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.206 УК РСФСР, переквалифицировал содеянное им на ч.2 ст.193 УК РСФСР и прекратил уголовное дело в связи с декриминализацией этого состава преступления Уголовным Кодексом Российской Федерации, введенным в действие с 1 января 1997 года.

Между тем, вывод об отсутствии в действиях Туранина признаков хулиганства был сделан судом преждевременно, без надлежащей проверки и оценки доказательств.

Кроме того, указав на отсутствие в действиях Туранина состава уголовно-наказуемого деяния, суд не дал никакой юридической оценки установленному в судебном заседании факту причинения Тураниным потерпевшей Ивановой легких телесных повреждений.

Наряду с увеличением количества неправосудных оправдательных приговоров, существенно возросло в 1997 году и количество отмененных обвинительных приговоров с прекращением уголовных дел.

Если в 1995 году судами области было допущено только два случая неосновательного осуждения, в 1996 году их число возросло более чем в 3 раза и составило 7 лиц, то в истекшем 1997 году их количество увеличилось еще почти в 3 раза - 19 осужденных.

Из их числа в отношении 10 осужденных приговоры были отменены по реабилитирующим основаниям - в виду отсутствия в действиях состава преступления.

Однако отмену приговоров по некоторым из этих дел нельзя поставить в вину судам, поскольку это было связано с декриминализацией отдельных составов преступлений новым Уголовным Кодексом Российской Федерации.

Например, Центральным районным судом города Челябинска (судья Юсупов В.А.) 5 декабря 1996 года был осужден за недонесение о преступлениях по ст.190 УК РСФСР гражданин Маркин О.Г.

Рассматривая уголовное дело в кассационном порядке в 1997 году, судебная коллегия отменила приговор и прекратила уголовное дело в отношении Маркина в связи с тем, что Уголовным Кодексом Российской Федерации, введенным в действие с 1 января 1997 года, уголовная ответственность за недонесение о преступлениях устранена.

По аналогичным основаниям был отменен в апреле 1997 года приговор Верхне-Уфалейского городского суда (судья Горновая Н.В.) в отношении Гончаренко О.П., осужденного 14 октября 1996 года по ст.190 УК РСФСР, а уголовное дело прекращено.

Вместе с тем, достаточно часто отмена приговоров с прекращением уголовных дел была обусловлена недостаточным знанием отдельными судьями норм общей части нового Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Например, Орджоникидзевский районный суд города Магнитогорска (судья Баженова Т.В.) осудил 6 июня 1997 года гражданина Калиниченко С.И. по ч.1 ст.213 УК РФ за совершение им 1 января 1993 года хулиганских действий с применением насилия в отношении двоих потерпевших, одной из которых он причинил телесные повреждения.

Отменяя обвинительный приговор, прекращая уголовное дело в отношении Калиниченко и освобождая его из-под стражи, судебная коллегия указала, что суду следовало самому прекратить уголовное дело, поскольку с момента совершения преступных деяний, отнесенных законодателем к категории преступлений небольшой тяжести, прошло более 4 лет.

Судом не было учтено, что согласно п."а" ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

По аналогичным основаниям судебной коллегией были отменены с прекращением уголовных дел приговоры в отношении Короткова С.В. и Моторина А.М., осужденных по ч.1 ст.213 УК РФ Чебаркульским городским судом (судья Булатова М.А.), в отношении Туйкова С.Я., осужденного по ч.1 ст.264 УК РФ Верхне-Уфалейским городским судом (судья Данилов Д.Л.).


3. Отмена приговоров в виду существенных нарушений норм УПК РСФСР, допущенных органами предварительного следствия и судами


Существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел относятся к числу наиболее распространенных оснований, повлекших отмену приговоров в истекшем году.

По сравнению с предыдущим 1996 годом общее количество лиц, приговоры в отношении которых были отменены по этому основанию, увеличилось почти в два раза - с 61 лица до 119 лиц, что составило 31,2% от количества отмененных приговоров.

Количество нарушений норм УПК РСФСР, допущенных органами предварительного следствия и явившихся причиной отмены приговоров, увеличилось более чем в 7 раз (если в 1996 году были отменены по этому основанию с направлением дел на дополнительное расследование приговоры в отношении 5 осужденных, то в 1997 году их число возросло до 37 лиц).

Существенно возросло и число лиц, приговоры в отношении которых были отменены в виду допущенных судами нарушений требований уголовно-процессуального закона. Если в 1996 году в виду существенных нарушений норм УПК РСФСР судами были отменены в кассационном порядке приговоры в отношении 56 осужденных, то в 1997 году их число увеличилось до 82 лиц.

Вместе с тем, в истекшем году, сохранилась тенденция к снижению количества отмененных приговоров в виду нарушения права подсудимых на защиту.

Если в 1995 году по этому основанию были отменены приговоры в отношении 28 осужденных, в 1996 году их число уменьшилось до 19 осужденных, а в 1997 году - всего в отношении 9 лиц.

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что наиболее характерными нарушениями норм УПК РСФСР, допущенными при производстве предварительного следствия и повлекшими впоследствии отмену приговоров, в истекшем году являлось несоблюдение требований ст. 144 УПК РСФСР, в соответствии с которой в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны время, место и другие установленные материалами дела обстоятельства совершения преступления, а также уголовный закон, предусматривающий данное преступление.

Органы следствия зачастую не конкретизируют действия каждого из соучастников преступления по групповым делам; по делам о хищениях не всегда достаточно полно указывают количество и стоимость похищенного имущества; не указывают вообще статей Особенной части Уголовного Кодекса или допускают неточности при квалификации составов преступлений, вмененных в вину обвиняемым.

Например, органы предварительного следствия Брединского РУВД в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "б", "в", ч.2 ст.158 УК РФ, Абакировой Т.М., Абакирова Д.Р. и Козловой Р.Н., указали количество похищенного по одному из эпизодов имущества приблизительно, что повлекло за собой нарушение права обвиняемых, оспаривавших объем похищенного и размер ущерба, на защиту от обвинения.

Тем не менее, Брединский районный суд (судья Иванова Л.А.) постановил обвинительный приговор, который был отменен судебной коллегией по жалобам осужденных.

Значительный рост количества отмененных по этому основанию приговоров в определенной степени обусловлен недостаточным знанием следователями и судьями норм нового материального закона.

В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР, в диспозициях многих статей нового УК РФ кроме частей содержатся и пункты.

Несмотря на эти изменения закона, отдельные следователи ограничивались тем, что указывали в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых статью и часть УК РФ, перечисляли квалифицирующие признаки составов преступлений, но не делали ссылок на обозначающие их пункты.

Такие случаи несоблюдения требований ст.144 УПК РСФСР как и в прежние годы признавались существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими безусловную отмену приговоров.

В качестве примеров таких ошибок можно привести отмены приговоров в отношении Сапелкина Н.А., осужденного Златоустовским городским судом (судья Свиридова Н.В.), в отношении Осипова А.В., Хомякова С.Н., Овсянникова Ю.П., Щеглова Б.И. и Хомякова О.Н., а также в отношении Смольникова Ю.В., осужденных Уйским районным судом (судья Демкин Н.Г.), в отношении Ведюшкина В.Н., осужденного Нязепетровским районным судом (судья Черникова Н.В.), в отношении Савкина В.В., осужденного Варненским районным судом ( судья Коликова С.В.).

Значительно реже, чем в прошлом году, но, тем не менее, имели место нарушения требований уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовных дел.

Так, из материалов уголовного дела в отношении Галимова Н.Г., осужденного Кусинским городским судом (судья Мурзина Н.И.), усматривалось, что постановление о возбуждении уголовного дела и постановление о передаче его по подследственности не были утверждены начальником органа дознания.

Отменяя в виду нарушения требований ст.112 УПК РСФСР постановленный по делу приговор, судебная коллегия указала, что уголовное дело в отношении Галимова фактически не было возбуждено.

Имели место в истекшем году и случаи несоблюдения органами следствия, прокурорами и судами требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих подсудность уголовных дел, а также требований, предъявляемых к составлению обвинительного заключения и к порядку направления дела с обвинительным заключением прокурору.

Так, Миасский городской суд (судья Рыжова В.М.) принял к своему производству и осудил по ст.144 ч.3 УК РСФСР военнослужащего Лысенко Р.А., предварительное следствие по делу которого было проведено не военной прокуратурой, а органами внутренних дел.

Прокурором Еткульского района было утверждено обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Ильиных Е.А. и Зброшко А.В., несмотря на то, что в нарушение требований ст.205 УПК РСФСР описательная и резолютивные части обвинительного заключения содержали противоречия, касающиеся ссылок на нормы Особенной части Уголовного закона, предусматривающего преступления, вмененные в вину обвиняемым, а также существенно отличались от содержания постановлений о привлечении их в качестве обвиняемых.

В частности, и в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении органы следствия квалифицировали действия Ильиных и Зброшко по ст.ст.206 ч.3 и 108 ч.1 УК РСФСР, по ст.ст.213 ч.3 и 111 ч.1 УК РФ, причем некоторые квалифицирующие признаки состава хулиганства, указанные в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых, отсутствовали в обвинительном заключении, но зато в вину обвиняемых были вменены другие квалифицирующие признаки хулиганства, ранее не вменявшиеся в вину Ильиных и Зброшко.

Кроме того, в обвинительном заключении имели место очевидные подчистки и исправления нумерации статей и частей материального закона, дописки квалифицирующих признаков состава преступления.

Судебная коллегия отменила приговор Еткульского районного суда (судья Шатрова В.Б.) в отношении Ильиных и Зброшко с направлением дела для производства дополнительного расследования.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Дмитриенко А.П., осужденного по ст.161 ч.2 п.п. "а", "б", "г" УК РФ и Горенкова С.А., осужденного по ст.161 ч.2 п.п. "а", "г" УК РФ, Орджоникидзевский районный суд города Магнитогорска (судья Булыгин М.Н.) не обратил внимания на то, что обвинительное заключение по делу не утверждено прокурором, что и повлекло отмену приговора.

К числу наиболее распространенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, допускаемых в стадии судебного рассмотрения уголовных дел, следует отнести несоблюдение некоторыми судами требований, предъявляемых ст.ст. 300-318 УПК РСФСР и Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре".

Достаточно часто суды не обращают должного внимания на то, что в силу ст.301 УПК РСФСР приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

Например, Сосновский районный суд (судья Алексеева В.М.) постановил обвинительный приговор в отношении Бердичевского К.В., которого осудил по ст.161 ч.1 УК РФ.

В обоснование вывода о доказанности вины Бердичевского суд сослался в приговоре на доказательства, которые исследовались в предыдущем судебном заседании по указанному делу.

Между тем, в последнем судебном заседании материалы дела и протокол предыдущего судебного заседания оглашены не были.

Указанные нарушения требований ст.301 УПК РСФСР, выразившиеся в неисследованности доказательств, добытых при отложении рассмотрения дела в порядке ст.277 УПК РСФСР, повлекли отмену приговора.

Не единичны случаи отмены приговоров в связи с несоблюдением судами требований ст.314 УПК РСФСР, в силу которых описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Так, в приговоре, постановленном Курчатовским районным судом города Челябинска (судья Кутепов В.М.) по делу в отношении Рубцова В.А., осужденного по ст.108 ч.2 УК РСФСР, суд не указал характера вины и последствий преступления.

В частности, из описательной части приговора не усматривалось, какие конкретно телесные повреждения были причинены потерпевшему, не были указаны степень их тяжести, механизм их образования, наличие или отсутствие причинной связи между телесными повреждениями и смертью потерпевшего.

Суд первой инстанции ограничился указанием в описательной части приговора лишь на то, что Рубцов нанес потерпевшему Леготину один удар кулаком в лицо, один удар в верхнюю часть грудной клетки, от которого потерпевший ударился спиной и правым боком о предметы домашней обстановки, и от полученных телесных повреждений скончался.

Златоустовский городской суд (судья Курганова Н.И.) в описательной части приговора в отношении Якупова Д.В., признал установленным факт совершения хулиганских действий, в ходе которых умышленно нанес удар в лицо потерпевшей Прозоровой, причинив ей тяжелую контузию левого глаза, повлекшую за собой потерю зрения на этот глаз.

Тем не менее, в мотивировочной и резолютивной частях приговора суд сделал вывод о наличии неосторожной формы вины Якупова в причинении потерпевшей тяжкого телесного повреждения и квалифицировал его действия по этому эпизоду обвинения по ст.118 ч.1 УК РФ.

В виду нарушений требований ст.314 УПК РСФСР указанные приговоры были отменены в кассационном порядке с направлением дел на новое судебное разбирательство.

Достаточно часто в истекшем году суды допускали нарушения требований ст.315 УПК РСФСР, регламентирующей содержание резолютивной части приговора.

Так же как и органы предварительного следствия, многие суды при юридической оценке действий подсудимых игнорировали изменения диспозиций норм Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой большинство статей имеют деление не только на части, но и на пункты.

В виду того, что в резолютивных частях приговоров не были указаны квалифицирующие признаки, обозначенные в законе пунктами, либо отсутствовали ссылки на части статей УК РФ, были отменены приговоры Орджоникидзевского районного суда города Магнитогорска (судья Баженова Т.В.) в отношении Стройкова П.А., осужденного по ч.2 ст.158 УК РФ; Усть-Катавского городского суда (судья Писарева Л.Ф.) в отношении Бочкова Ю.Г., осужденного по ст.130 (без указания части) УК РФ, и в отношении Зайцева В.Н. и Мухаметьянова М.М. (судья Петрухина В.И.), осужденных по ст. 162 ч.2 УК РФ; Металлургического районного суда города Челябинска (судья Дияров Х.М.) в отношении Мотовилова Н.В., осужденного по ст.158 ч.2 УК РФ; Кусинского городского суда (судья Никонова Л.П.) в отношении Глинина В.В., осужденного по ст.158 ч.2 УК РФ; Сосновского районного суда (судья Закиров А.К.) в отношении Мальцева В.А. и Степанова А.Н., осужденных по ст. 166 ч.2 УК РФ; Кыштымского городского суда (судья Сырейщиков Е.В.) в отношении Уткиной В.И., осужденной по ст. 158 ч.2 и 161 ч.2 УК РФ, и многие другие.

В соответствии с требованиями ст. 315 УПК РСФСР и п.15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре", приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях, а наказание во всех случаях обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало сомнений.

Несоблюдение этих требований закона и разъяснений Пленума Верховного Суда повлекло отмену двух приговоров Усть-Катавского городского суда, постановленных под председательством судьи Писаревой Л.Ф., поскольку в резолютивных частях приговоров в отношении Ионычева С.В. и Синагатуллина Н.М., осужденных к исправительным работам, не был определен процент удержаний из заработной платы, то есть, по существу, не назначено наказание.

Аналогичную ошибку допустил и Саткинский городской суд (судья Лузина М.С.), который так же не указал в резолютивной части приговора в отношении Захарова А.Н., Попова В.В. и Дрожака М.П. размера удержаний в доход государства при назначении им наказания в виде исправительных работ.

Грубым нарушением требований ч.1 ст.315 УПК РСФСР была обусловлена отмена приговора Сосновского районного суда в отношении Ахметханова Р.Х., Андреева И.П. и других (всего 13 лиц), осужденных за совершение ряда краж чужого имущества.

Председательствующий по этому делу судья Рабек Н.В. в резолютивной части приговора не указала ни имен, ни отчеств лиц, признанных виновными, ограничившись лишь перечислением фамилий осужденных, хотя трое из них являлись родственниками и носили одну и ту же фамилию.

Наряду с указанными нарушениями норм УПК РСФСР, касающимися постановления приговора, в истекшем году продолжали иметь место случаи несоблюдения некоторыми судами требований ст. 312 УПК РСФСР, в соответствии с которой приговор должен быть подписан всеми судьями, участвовавшими в его постановлении.

Например, причиной отмены приговора Тракторозаводского районного суда города Челябинска в отношении Крыжанкова С.В. и Баевой Т.А. (судья Макарняева О.Ф.) явилось отсутствие в приговоре подписей народных заседателей, участвующих в рассмотрении дела.

По прежнему имеются случаи отмены приговоров в связи с несоблюдением некоторыми судами требований норм УПК РСФСР, гарантирующих право подсудимых на защиту.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что наиболее часто нарушение права на защиту допускалось судами в связи с несоблюдением требований, содержащихся в п.п. 1 и 2 ч.1 ст.49 УПК РСФСР об обязательности участия защитника в судебном заседании, если при рассмотрении дела участвует государственный или общественный обвинитель, и по делам в отношении несовершеннолетних.

Так, при рассмотрении уголовного дела по обвинению братьев Ещик В.И. и А.И. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч.2 п.п. "а", "в", УК РФ, Нагайбакский районный суд (судья Липарина Н.А.) не обеспечил подсудимых реальной защитой, хотя в деле принимал участие государственный обвинитель.

В виду нарушения судом требований ст.49 УПК РСФСР приговор был отменен в кассационном порядке, а дело направлено на новое судебное разбирательство.

Однако при новом рассмотрении этого же уголовного дела судья того же районного суда Киртянова С.С. в нарушение требований уголовно-процессуального закона единолично рассмотрела дело, что повлекло повторную отмену приговора.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам указала, что согласно ст. 35 УПК РСФСР судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает 5 лет лишения свободы.

За преступление, предусмотренное п.п. "а", "в" ч.2 ст.158 УК РФ, в совершении которого обвинялись братья Ещики, санкцией установлено максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 6 лет, поэтому дело рассмотрено незаконным составом суда.

Аргаяшский районный суд (судья Мелехина Т.В.) рассмотрел в судебном заседании без участия адвоката уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Токарева Э.А., несмотря на просьбы его законного представителя обеспечить сына реальной защитой.

Нарушения уголовно-процессуального закона, касающиеся обеспечения подсудимых реальной защитой, были допущены также Чесменским районным судом (судья Нестеренко О.А.) по делу в отношении Клинга А.В., Правобережным районным судом города Магнитогорска (судья Гудыма Ю.И.) по делу в отношении Егорова В.И., Кыштымским городским судом (судья Сырейщиков Е.В.) по делу в отношении Уткиной В.И. и рядом других судов.

Не по всем делам соблюдались судами первой инстанции требования ст.295 УПК РСФСР, регламентирующих порядок судебных прений.

Например, Советский районный суд города Челябинска (судья Савченко А.Н.) не предоставил подсудимому Десяткину А.В., отказавшемуся от участия в деле адвоката, возможности выступить в свою защиту в судебных прениях.

Такое же нарушение требований ст. 295 УПК РСФСР было допущено Троицким районным судом (судья Кухарев В.В.) по уголовному делу в отношении Гребенщикова Д.В.

Судебная коллегия усмотрела нарушение права на защиту по делу в отношении гражданина Кульмухаметова Ф.М., осужденного Советским районным судом города Челябинска под председательством судьи Савченко А.Н. при следующих обстоятельствах.

В подготовительной части судебного заседания Кульмухаметову был реально предоставлен адвокат, от услуг которого подсудимый отказался.

На этой стадии судебного заседания в деле не принимал участия и государственный обвинитель.

Однако, в ходе судебного следствия судом был допущен государственный обвинитель, при вступлении которого в процесс подсудимому Кульмухаметову, вопреки требованиям ст.49 УПК РСФСР не был реально предоставлен защитник и, более того, не было разъяснено его право на защиту.

Признавая право Кульмухаметова на защиту нарушенным, судебная коллегия исходила из того, что обязательность участия защитника по делу возникла в тот момент, когда в судебное заседание вступил государственный обвинитель, следовательно, на этом этапе судебного разбирательства суд был обязан соблюсти требования ст. 49 УПК РСФСР.

Значительно сократилось в прошедшем году количество приговоров, отмененных кассационной инстанцией в виду нарушения судом норм уголовно-процессуального закона, регламентирующего пределы судебного разбирательства.

Однако, некоторые суды при рассмотрении уголовных дел вопреки требованиям ст. 254 УПК РСФСР допускали изменения обвинения на более тяжкое или ухудшающее положение подсудимого, нежели было предъявлено органами следствия.

Так, Миасский городской суд (судья Акулин В.Н.) при рассмотрении уголовного дела в отношении Курбатовой Н.В., обвинявшейся органами следствия в совершении хулиганских действий в отношении потерпевших Крыловой и Беспаловой (по ст.213 ч.3 УК РФ), а также в нанесении побоев гражданке Трофимовой (по ст.116 УК РФ), пришел к выводу, что действия Курбатовой как в отношении Крыловой и Беспаловой, так и в отношении Трофимовой охватывались единым умыслом на совершение хулиганства. Поэтому суд указал в приговоре, что отдельной квалификации в части обвинения в отношении потерпевшей Трофимовой не требуется и, фактически, квалифицировал эти действия Курбатовой по ч.3 ст.213 УК РФ, выйдя за пределы предъявленного обвинения и нарушив право Курбатовой на защиту.

Тракторозаводский районный суд города Челябинска (судья Макарняева О.Ф.) признал виновными Зайцева С.Ю. и Шевченко А.В. в совершении разбойного нападения на супругов Доможировых, в то время как органами предварительного следствия в вину обвиняемым вменялось совершение этого преступления только в отношении одного потерпевшего Доможирова.

Анализ причин отмены приговоров в виду существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о том, что в прошедшем году участились случаи несоблюдения судами требований ст.26 УПК РСФСР, регулирующей соединение в одном производстве и выделение в отдельное производство уголовных дел.

Например, Сосновский районный суд (судья Рабек Н.В.) рассмотрел с постановлением обвинительного приговора в одном судебном заседании два уголовных дела: в отношении Сысоевой Н.Е. и в отношении Вавилова А.И., Плюхина А.Д., Семкина А.А. и той же Сысоевой Н.Е., хотя процессуальный документ о соединении уголовных дел в одно производство вынесен не был. Более того, несмотря на то, что по одному из указанных дел в качестве обвиняемого был привлечен гражданин Егоров С.В., обвинявшийся в совершении ряда краж по предварительному сговору группой лиц с Вавиловым и Плюхиным, суд рассмотрел дело без его участия в судебном заседании, не вынося определения о выделении уголовного дела в отношении Егорова в отдельное производство.

По этому же делу суд первой инстанции нарушил право подсудимого Плюхина на защиту, не обеспечив его реальной защитой, хотя по делу принимал участие государственный обвинитель, а интересы других подсудимых защищали адвокаты.

Аргаяшский районный суд (судья Мелехина Т.В.) постановил обвинительный приговор в отношении Маркина М.Ю., Кунгурова А.В. и братьев Кичиных Олега и Евгения, несмотря на наличие в материалах дела постановления судьи о выделении уголовного дела в отношении двоих последних подсудимых в отдельное производство.

Вопрос о соединении уголовных дел в одно производство судом разрешен не был.

Кроме того, судья Мелехина Т.В., под председательством которой был постановлен приговор, в силу ст.60 УПК РСФСР не могла участвовать в рассмотрении указанного уголовного дела, поскольку она же рассматривала в порядке ст.220-1, 220-2 УПК РСФСР жалобу обвиняемого Маркина об изменении ему меры пресечения.

Указанные нарушения норм уголовно-процессуального закона и, в частности, несоблюдение требований ст.26 УПК РСФСР повлекли отмену указанных приговоров, а также приговоров Курчатовского районного суда города Челябинска (судья Зубенко И.А.) в отношении Зарубежного С.Е. и Афанасьева Д.В., Еманжелинского городского суда (судьи Киселев В.А. и Суровцева Н.В.) в отношении Рогозина В.Ю. и в отношении Вострецова Ф.Ю., Максимова М.А. и Карнаухова Н.В.

В ряде случаев отмена приговоров была обусловлена тем, что некоторые судьи игнорировали требования ст.62 УПК РСФСР о порядке разрешения отводов, заявленных судье.

Так, председательствовавший по делу по обвинению Шонда И.А. судья Озерского городского суда Дубовик Д.С., которому был заявлен отвод адвокатом подсудимого, удалился в совещательную комнату для разрешения ходатайства о его отводе вместе с народными заседателями; Еткульский районный суд под председательством судьи Сазоновой Г.В. вообще не обсуждал и не принял никакого решения по заявленному подсудимой Ременец А.А. ходатайству об отводе состава суда и о направлении дела на дополнительное расследование.


4. Отмена приговоров в виду мягкости назначенного наказания


Чрезмерная мягкость назначенного наказания, как основание отмены приговоров, в истекшем 1997 году имела место по делам в отношении 69 осужденных, что составляет 18,1% от общего числа лиц, приговоры в отношении которых были отменены в кассационном порядке.

По сравнению с предыдущим 1996 годом отмена приговоров по этому основанию возросла на 25 лиц или 2,4%.

Как и в прошлые годы некоторые суды продолжают назначать неоправданно мягкие меры наказания в том числе и к лицам, совершившим преступления, отнесенные законодателем к категории тяжких.

Наметившаяся в последние годы тенденция на уменьшение количества лиц, осуждаемых к реальному лишению свободы, объективно подтверждается статистическими данными о судимости по Челябинской области.

Из этих данных, в частности, видно, что, если в 1995 году к наказанию в виде лишения свободы было осуждено 35% от общего числа осужденных, то в 1996 году их количество снизилось до 33%, а в 1997 году - до 32%.

За совершение тяжких преступлений в 1995 году было осуждено к реальному лишению свободы 50% от общего количества осужденных, а в 1996 и 1997 годах лишь по 48%.

Так, Калининский районный суд города Челябинска (судья Тибелиус Я.В.) признал виновным гражданина Терехова М.И. в умышленном причинении потерпевшему тяжких, опасных для жизни, телесных повреждений и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 5 лет.

Отменяя указанный приговор в виду чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания по кассационной жалобе потерпевшего, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции не учел в достаточной мере тяжесть и повышенную опасность совершенного преступления, отнесенного законодателем к категории тяжких, а так же конкретные обстоятельства дела.

В частности, из материалов дела усматривалось, что после ссоры, происшедшей между Тереховым и потерпевшим, последний ушел домой, однако Терехов, взяв с собой нож, пошел за ним и нанес потерпевшему два удара ножом в руку и один удар в живот.

Изучение карательной практики районных и городских судов по делам о преступлениях, предусмотренных ст.108 УК РСФСР и ст.111 УК РФ, свидетельствует о довольно либеральном подходе некоторых судей к назначению наказания за эти преступные деяния.

Так, в течение года судебной коллегией были отменены в виду чрезмерной мягкости назначенного наказания два приговора, постановленные Металлургическим районным судом города Челябинска (судья Воликов И.И.), в отношении Целицо В.В. и в отношении Бадьянова А.С., каждый из которых были осуждены по ч.1 ст.108 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года, причем Целицо в силу ст. 97 УК РФ было назначено принудительное лечение от алкоголизма, приговор Советского районного суда города Челябинска (судья Рябенко Н.Н.) в отношении Микерина А.Ю., осужденного по ст.108 ч.1 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, приговор Верхне-Уфалейского городского суда (судья Данилов А.Л.) в отношении Захарова В.К., осужденного по ст.108 ч.1 и 112 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, приговор Сосновского районного суда (судья Алексеева В.М.) в отношении Саломатова А.А., осужденного по ч.4 ст.111 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, приговор Саткинского городского суда (судья Лузина М.С.) в отношении Зотова Е.В., осужденного по ч.2 ст.108 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы.

Достаточно часто суды назначали чрезмерно мягкие наказания лицам, осужденным за преступления против собственности, не учитывая при этом обстоятельств, отягчающих наказание, и данных о личности виновных.

Например, Чебаркульский городской суд (судья Щекалева В.Э.) осудил 22-летнего Железнякова А.Ю. за покушение на кражу чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, неоднократно и с проникновением в хранилище, к двум годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком в 2 года.

Отменяя приговор по кассационному протесту в виду чрезмерной мягкости назначенного наказания, судебная коллегия указала, что суд не в полной мере учел личность Железнякова, который ранее был трижды судим за корыстные преступления, отбывал наказание в местах лишения свободы и вновь совершил корыстное преступление.

Карталинским городским судом (судья Князев Н.Н.) гражданин Лагуцкий был признан виновным в том, что в мае 1996 года совершил мошенничество в отношении гражданина Сергеева, завладев обманным путем 2 000 000 рублей, а в августе 1996 года путем обмана, представившись директором фирмы "Транс-Орион", завладел деньгами граждан Ильясова, Голенко, Савинова, Коробкина на общую сумму 55 400 000 рублей, обещая приобрести им автомобили. Суд квалифицировал действия Лагуцкого по ч.2 и ч.3 ст.147 УК РСФСР и назначил ему - уроженцу и жителю города Туапсе Краснодарского края - на основании ч.1 ст.40 УК РСФСР наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком в 5 лет с возложением обязанности не менять без согласия органа внутренних дел постоянного места жительства.

Судебная коллегия удовлетворила кассационный протест прокурора об отмене приговора в виду чрезмерной мягкости назначенного Лагуцкому наказания, поскольку суд не учел характера и степени тяжести содеянного и личности виновного.

По некоторым делам имели место случаи повторной отмены приговоров в виду мягкости назначенного наказания.

Так, в декабре 1994 года президиум Челябинского областного суда отменил приговор, постановленный Аргаяшским районным судом в отношении Маркина М.Ю., Кунгурова А.В. и других в виду того, что суд неправильно квалифицировал действия осужденных по ч.2 ст.144 УК РСФСР и в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания в виде лишения свободы, но с применением ст.44 УК РСФСР.

Несмотря на требования ст. 380 УПК РСФСР о том, что указания суда, рассматривающего дело в порядке надзора, обязательны при вторичном рассмотрении дела, суд первой инстанции под председательством судьи Мелехиной Т.В., хотя и признал подсудимых виновными в совершении более тяжкого преступления (ч.3 ст.144 УК РСФСР), однако вновь назначил им условное осуждение к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ.

По некоторым делам приговоры были отменены в кассационном порядке за мягкостью наказания, поскольку суды при назначении наказаний не учитывали того обстоятельства, что нормы Общей части нового Уголовного Кодекса Российской Федерации, касающиеся принципов назначения срока и размера наказания, содержат новые, ранее не применявшиеся в уголовном законе, положения.

В частности, довольно много ошибок было допущено судами при назначении наказания без учета требований ст. 18 УК РФ о том, что рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Кодексом.

К примеру, Златоустовским городским судом (судья Барашева Т.П.) гражданин Губин А.В. был осужден по ст. 213 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст.158 ч.2 п.п. "а", "б", "в", "г", УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Губину назначено 3 года лишения свободы.

Между тем, Губин имел непогашенную судимость за совершенное ранее преступление, предусмотренное ст.210 УК РСФСР, и был признан виновным в совершении умышленных преступлений по настоящему делу, следовательно, в силу ч.1 ст.18 УК РФ в его действиях имел место рецидив преступлений.

В соответствии с ч.2 ст. 68 УК РФ срок наказания при рецидиве преступлений не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Следовательно, суд не мог назначить Губину по п.п. "а", "б", "в", "г" ч.2 ст.158 УК РФ наказание, ниже 3 лет лишения свободы, однако назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 6 месяцев.

Судебная коллегия отменила указанный приговор в виду чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Тем же судом и под председательством того же судьи был постановлен приговор в отношении Соколова Н.А., ранее дважды судимого за совершение тяжких умышленных преступлений и вновь осужденного по ст. 158 ч.2 п.п. "а", "б", "в", "г", УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Однако судом не были учтены при назначении наказания положения ч.2 ст. 18 и ч.2 ст.68 УК РФ, устанавливающие основания признания рецидива преступлений опасным и минимального предела назначаемого наказания в этом случае, в соответствии с которыми Соколову не могло быть назначено наказание менее 4 лет лишения свободы.

Аналогичные нарушения требований ст. 68 УК РФ были допущены Правобережным районным судом города Магнитогорска (судья Гудыма Ю.И.) при назначении наказания осужденному Малыхину Д.Ю., Сосновским районным судом (судья Рабек Н.В.) по делу в отношении Новикова Н.М., Нагайбакским районным судом (судья Липарина Н.А.) по делу в отношении Иванова Г.Д. и рядом других судов.


5. Отмена приговоров по другим основаниям


К числу других причин, повлекших отмену приговоров, следует отнести нарушения некоторыми судами норм уголовного закона при назначении наказаний по совокупности преступлений и по совокупности приговоров.

Так, Еткульским районным судом (судья Сазонова Г.В.) был осужден гражданин Бочаров А.В. по ст.158 ч.2 "б" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст.70 УК РСФСР окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года.

Между тем, ранее Бочаров был осужден и неотбытая часть наказания по предыдущему приговору составляла 4 года лишения свободы. При таких обстоятельствах, в соответствии с требованиями ст.70 ч.4 УК РФ, назначая наказание по совокупности приговоров, суд первой инстанции обязан был учитывать, что окончательное наказание, назначаемое по совокупности приговоров, должно быть больше неотбытой части наказания по предыдущему приговору, то есть должно было превышать 4 года лишения свободы.

Аналогичные нарушения требований ст.70 УК РФ и ст.41 УК РСФСР были допущены Катав-Ивановским городским судом (судья Пичугина О.Л.) по делу в отношении Бикбулатовой И.А., Саткинским городским судом (судья Бойко В.В.) по делу в отношении Попова А.В.

Некоторые нарушения уголовного закона, приведшие к отмене приговоров, были обусловлены очевидным назначением отдельными судьями норм материального права.

Так, Курчатовским районным судом города Челябинска под председательством судьи Зубенко И.А. постановлен приговор в отношении Какарина М.В. и Еюкина Н.И., осужденных по ст.158 ч.2 п."а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка, а в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 6 месяцев.

Между тем, суд был не вправе назначать осужденным наказание в виде исправительных работ, поскольку ст. 64 УК РФ, которую суд применил, представляет возможность назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, а санкция ч.2 ст. 158 УК РФ и так содержит самый мягкий вид наказания штраф.

Октябрьский районный суд под председательством судьи Хохлунова П.Н. назначил осужденному по ст. 158 ч.2 п."в" УК РФ Положиеву В.П. 1 год исправительных работ по месту работы с удержанием 10% заработка в доход государства, хотя санкцией указанной статьи УК РФ такой вид наказания как исправительные работы вообще не предусмотрен.


Изменение приговоров


В соответствии со статистическими данными в 1997 году количество лиц, приговоры в отношении которых были изменены судебной коллегией по уголовным делам, вновь увеличилось.

В обобщенном виде динамика изменений приговоров за последние годы характеризуется следующими данными (в лицах):

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

существо решения 1994 1995 1996 1997

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

изменена квалификация

без снижения наказания 28 31 25 38


изменена квалификация

со снижением наказания 53 64 75 107


без изменения квалифи-

кации снижено наказание 42 51 79 86

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

всего изменено

приговоров 123 (4%) 146(4,4%) 179(6,3%) 231(7,5%)

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

Приведенные статистические данные свидетельствуют о стабильном росте числа измененных приговоров в целом и, в частности, об увеличении почти в два раза количества измененных приговоров со снижением наказания.

По сравнению с предыдущим годом основной рост количества измененных приговоров обусловлен увеличением числа лиц, приговоры в отношении которых изменены с изменением квалификации преступных деяний и со снижением назначенного наказания.

Наибольшее количество измененных приговоров (в лицах и в процентном отношении к числу обжалованных) имели Нагайбакский районный суд (24,3%), Октябрьский районный суд (18,6%), Нязепетровский районный суд (18,2%), Южно-Уральский городской суд (14,3%), Озерский городской суд (13,6%), Аргаяшский районный суд (12,1%), Саткинский, Кыштымский, Катав-Ивановский городские, Верхнеуральский и Еткульский районные суды (от 11,1% до 11,9%).

Не имели изменений приговоров Карабашский, Кусинский, Трехгорный, Усть-Катавский городской, Кизильский, Уйский и Чесменский районные суды.


1. Изменения приговоров, связанные с неправильной квалификацией действий осужденных


Значительное количество судебных ошибок, повлекших изменение приговоров, было обусловлено, как и в прошлом году, недостаточным знанием отдельными судьями норм действующего уголовного законодательства.

Ошибки, связанные с неправильным применением норм материального права, отчасти, обусловлены и введением в действие с 1 января 1997 года нового Уголовного Кодекса Российской Федерации.

В частности, это относится к нарушениям требований ст.10 УК РФ, в соответствии с которой закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказание, распространяется на деяния, совершенные до его издания, а закон, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет.

Вопреки этому требованию закона некоторые суды продолжают квалифицировать действия подсудимых, без учета внесенных в уголовное законодательство изменений.

Так, Калининским районным судом города Челябинска (судья Лепихина Л.В.) 19 июня 1997 года были осуждены по ст.189 ч.1 УК РСФСР за заранее не обещанное укрывательство преступления, предусмотренного ст.103 УК РСФСР, граждане Кокшарова Е.Г., Михеев С.А., Зарипов М.Г. и Чистяков В.П.

Между тем, санкция статьи 316 ныне действующего Уголовного Кодекса РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений, ниже, чем санкция ч.1 ст.189 УК РСФСР, действовавшего на момент совершения преступления, поэтому суд был обязан руководствоваться требованиями ст.10 УК РФ и квалифицировать действия осужденных по ст.316 УК РФ.

В виду несоблюдения судами положений ст.10 УК РФ судебной коллегией были изменены также приговор Советского районного суда города Челябинска (судья Рябенко Н.Н.) в отношении Макаровой Т.В., действия которой были переквалифицированы с ч.1 ст. 112 УК РСФСР на ст. 115 УК РФ, приговор Нязепетровского районного суда (судья Горбунов Д.М.) в отношении Шомполова В.Н. и Сомова Н.Н., содеянное которыми коллегия переквалифицировала с ч. 2 ст.206 УК РСФСР на ч.1 ст.213 УК РФ, приговор Катав-Ивановского городского суда (судья Сергиенко Е.С.) в отношении Седышева И.В. и Лаптева В.В., действия которых были переквалифицированы со ст.148 ч.3 УК РСФСР на ст.163 ч. 1 УК РФ, и другие приговоры.

Анализ причин, послуживших основанием для изменения приговоров в части квалификации действий осужденных, показал, что по прежнему некоторые суды испытывают трудности в отграничении одного состава преступления от другого, либо покушения на преступление - от оконченного состава преступления.

Так, Металлургическим районным судом города Челябинска (судья Ященко В.А.) был осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ Гражданин Спицын И.Г., который был признан виновным в совершении кражи 30 кг лома нержавеющей стали с территории одного из цехов ОАО "Мечел". Между тем, из материалов дела и из описательной части приговора следовало, что Спицын был задержан с похищенным ломом на территории завода и лом стали был у него изъят.

При таких обстоятельствах суд должен был сделать вывод о том, что Спицын не смог довести преступный умысел на кражу по независящим от его воли причинам и квалифицировать его действия по ст. 30 ч. 3 и 158 ч.1 УК РФ, что и было сделано кассационной инстанцией.

Правобережный районный суд города Магнитогорска (судья Ибатуллин Н.С.) осудил гражданина Чукалкина Д.В. за покушение на открытое хищение у потерпевшей Комельковой денег.

Между тем, из материалов уголовного дела усматривалось, что умысел осужденного был направлен на тайное, а не открытое хищение. В частности, из показаний потерпевшей Комельковой следовало, что во время поездки в общественном транспорте она увидела как Чукалкин доставал из ее сумки деньги, схватила его за руку, от чего деньги упали, а Чукалкин пытался выйти из автобуса, но был задержан.

Переквалифицируя содеянное Чукалкиным на ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, судебная коллегия указала, что суд неправильно оценил доказательства и, в силу этого, неверно квалифицировал действия осужденного.

Аналогичную ошибку допустил Ленинский районный суд города Челябинска (судья Борзова Л.Н.) при квалификации действий осужденного Гертнера А.Ф., который был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "б", "г", ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Однако, показания осужденного и свидетеля Митроховой свидетельствовали о том, что кража кошелька с деньгами из кабинета заведующей детского сада Трояновой была совершена тайно, и только в последствии Гертнер был замечен выходящим из помещения и задержан.

Поскольку вывод суда о наличии у осужденного умысла на открытое хищение чужого имущества находился в противоречии с доказательствами, действия Гертнера были переквалифицированы коллегией на п.п. "б" , "г", ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Сосновский районный суд (судья Рабек Н.В.) квалифицировал действия Калашникова А.М. по ст. 161 ч.2 п. "б" УК РФ, признав установленным тот факт, что осужденный в присутствии гражданина Кузьмичкина похитил имущество, принадлежащее потерпевшей Калугиной.

Принимая решение о переквалификации действий Калашникова на ст.158 ч.3 п."б" УК РФ, судебная коллегия исходила из того,что открытым хищением является хищение, которое совершается в присутствии потерпевших, лиц, в ведении которых или под охраной которых находится имущество, либо на виду у посторонних лиц. Однако по настоящему делу хищение вещей было совершено Калашниковым тайно от потерпевших, другие посторонние лица при этом не присутствовали, а гражданин Кузьмичкин не мог быть признан посторонним лицом, поскольку являлся другом Калашникова, вместе с которым пришел в квартиру потерпевших.

По таким же основаниям был изменен судебной коллегией приговор Ленинского районного суда города Магнитогорска (судья Шеина Л.В.) в отношении Васильева В.Ю., действия которого переквалифицированы с п.п. "б", "в", "д" ч.2 ст. 161 УК РФ на п.п."б", "в", "д" ч.2 ст. 158 УК РФ.

Достаточно много ошибок допускали суды области при квалификации действий лиц, обвинявшихся в совершении разбойных нападений.

Например, Миасским городским судом (судья Рыжова В.М.) гражданин Жолудев А.А. был осужден по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ за совершение одного эпизода разбойного нападения на продавца киоска с применением оружия. Между тем, из материалов дела усматривалось, что осужденный угрожал потерпевшей непригодным для стрельбы сигнальным револьвером, никаких телесных повреждений потерпевшей причинять не намеревался, в связи с чем его действия следовало квалифицировать ч.1 ст. 162 УК РФ.

Точно такую же ошибку в квалификации содеянного Бароном В.М. и Ромашкиным А.В. допустил Саткинский городской суд (судья Лузина М.С.), приговор в отношении которых судебная коллегия изменила со снижением обоим осужденным наказания.

Аналогичное решение было принято судебной коллегией и по делу в отношении Афросина А.Н., осужденного Калининским районным судом (судья Лепихина Л.В.) по ст. 162 ч.2 п. "г" УК РФ в 6 годам лишения свободы. В соответствии с приговором Афросин использовал при совершении разбойного нападения незаряженный револьвер, который наставлял на потерпевших с целью испугать их, но не намеревался применить и не применял револьвер ни как огнестрельное оружие (зная, что он не заряжен), ни как предмет для нанесения телесных повреждений.

Судебная коллегия переквалифицировала содеянное Афросиным на ч.1 ст. 162 УК РФ, по которой назначила ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев.

По некоторым делам определенную сложность представляли для судов вопросы квалификации преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности.

Так, Аргаяшским районным судом (судья Кулматова Э.Ф.) был осужден гражданин Нелипович С.А. по ч.2 ст.108 УК РСФСР за умышленное причинение тяжких, опасных для жизни, телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего Чернова.

Между тем, из материалов уголовного дела усматривалось, что Нелипович, защищая свою жизнь и здоровье от неправомерных действий Чернова, отобрал у него нож, которым Чернов угрожал ему и нанес один удар ножом в область бедра, причинив повреждение крупных кровеносных сосудов, повлекшее смерть потерпевшего.

Показания подсудимого о том, что Чернов наносил ему удары по лицу и телу, свалил его с ног, хватал его за шею, угрожал ему ножом объективно подтверждались заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у него легких телесных повреждений.

При таких обстоятельствах судебная коллегия усмотрела в действиях Нелиповича состав преступления, предусмотренного ст. 111 УК РСФСР, указав, что Нелипович превысил пределы необходимой обороны, несоразмерно избрав средство защиты от нападения Чернова.

Тракторозаводским районным судом города Челябинска (судья Ульданова З.Р.) признал виновной гражданку Олесик Н.Я. за совершение хулиганских действий и умышленное причинение потерпевшей Вакушевой менее тяжких телесных повреждений.

Однако подсудимая Олесик последовательно отрицала наличие у нее умысла на причинение потерпевшей каких-либо телесных повреждений, а материалы дела свидетельствовали о том, что менее тяжкие телесные повреждения в виде перелома двух поясничных позвонков потерпевшая получила при падении на бетонированное крыльцо после того, как Олесик ее толкнула.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не могла согласиться с квалификацией действий осужденной и переквалифицировала содеянное ею на ч.2 ст. 114 УК РСФСР и снизила наказание.

Достаточно часто судебная коллегия вносила изменения в квалификацию действий осужденных в связи с тем, что суды допускали ошибки при подсчете сроков погашения судимости.

Не всегда суды принимали во внимание положение ст. 86 УК РФ, устанавливающей, что погашение судимости не прерывается совершением нового преступления, и, полагая прежние судимости непогашенными, неправильно квалифицировали действия осужденных.

Например, Южноуральским городским судом (судья Нилов Ф.Н.) был осужден по п."в" ч.3 ст. 158 УК РФ гражданин Чилимов А.О. за совершение кражи чужого имущества, совершенного по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, лицом, ранее два или более раза судимым за хищения.

Между тем, суд не учел, что на момент совершения инкриминируемого ему деяния Чилимов имел только одну непогашенную и неснятую в установленном законом порядке судимость за хищения, а другие предыдущие судимости следовало считать погашенными.

Поэтому квалифицирующий признак совершения кражи лицом, ранее два или более раза судимым за хищение, а, следовательно, и п."в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, был вменен в вину Чилимову необоснованно.

В действиях осужденного, помимо других квалифицирующих признаков, имел место признак неоднократности, в связи с чем суд второй инстанции переквалифицировал действия осужденного на п.п. "а", "б", "в", "г" ч.2 ст.158 УК РФ.

Аналогичную ошибку допустили Орджоникидзевский районный суд города Магнитогорска (судья Аверкина И.И.) по делу в отношении Сперанского Н.Е., Ленинский районный суд города Магнитогорска (судья Исламова А.М.) по делу в отношении Зуева И.А. и Кочеткова В.П., приговоры в отношении которых были изменены, а наказание - снижено.


2. Изменение приговоров без переквалификации действий осужденных, но со снижением назначенного наказания


Как уже отмечалось выше, в 1997 году количество осужденных, в отношении которых кассационная инстанция снизила назначенное наказание без изменения квалификации их действий, увеличилось незначительно - всего на 5 лиц, однако с учетом прошлогоднего (1996 года) существенного роста их числа, составило 86 осужденных.

Причем, если в прошлые годы снижение наказания достаточно часто было обусловлено тем, что суды по отдельным делам не в полной мере учитывали все смягчающие ответственность подсудимых обстоятельства, данные о личности виновных и в силу этого назначали чрезмерно суровое наказание, то в истекшем году такие изменения приговоров являлись единичными.

Например, судебная коллегия снизила размер штрафа, назначенного Копейским городским судом (судья Решетин В.А.) осужденному по ст. 116 УК РФ Пронину А.Ф., преступные деяния которого заключались в том, что он в ходе ссоры умышленно толкнул гражданку Новикову, от чего она упала и при падении получила телесные повреждения, не повлекшие за собой вреда здоровью.

За совершение этих действий Пронину было назначено наказание в виде штрафа в сумме 4 174 500 рублей, то есть - 50 минимальных размеров оплаты труда. Снижая наказание в виде штрафа до 25 минимальных размеров оплаты труда, суд второй инстанции исходил из несоответствия наказания характеру и степени общественной опасности деяний, данных о личности Пронина, который ранее судим не был и положительно характеризовался.

В подавляющем же большинстве случаев судебная коллегия принимала решение о снижении наказания осужденным без изменения юридической оценки содеянного ими в связи с допущенным судами нарушениями норм материального закона.

В частности, достаточно много судебных ошибок, послуживших основанием для изменения приговоров, были связаны с неправильным применением судами ст. 40 и 41 УК РСФСР и ст. 69 и 70 УК РФ при назначении наказаний по совокупности преступлений или приговоров.

Например, Верхнеуфалейский городской суд (судья Данилов А.Л.) при назначении наказаний отдельно за каждое входящее в совокупность преступление, назначил осужденному Арапову О.В. по ст.ст. 145 ч.2 и 146 ч.2 п. "а" УК РСФСР в качестве дополнительного наказания конфискацию имущества, а при назначении наказаний по совокупности преступлений - не указал о применении конфискации имущества. Однако, назначая наказание по совокупности приговоров, суд вновь назначил дополнительное наказание, хотя по предыдущему приговору дополнительное наказание в виде конфискации имущества Арапову не назначалось. Более того, присоединяя на основании ст. 41 УК РСФСР к назначенному по последнему приговору наказанию 1 месяц лишения свободы, суд допустил ошибку, поскольку неотбытый срок наказания у Арапова на момент ареста составлял 1 месяц 4 дня исправительных работ, что в пересчете на лишение свободы составило только 11 дней.

Судебная коллегия исключила из резолютивной части приговора указание о применении к Арапову в качестве дополнительного наказания конфискации имущества и снизила назначенное ему по совокупности приговоров наказание на 20 дней.

Аналогичную ошибку при пересчете неотбытого наказания в виде исправительных работ на лишение свободы допустил Миасский городской суд (судья Губин Ю.В.) при постановлении приговора в отношении Мухачева А.В., что также повлекло снижение назначенного наказания.

Верхнеуральский районный суд (судья Мостовов В.М.) указал в резолютивной части приговора в отношении Безрученко С.Н. о применении принципа частного сложения наказаний, назначенных по совокупности преступлений, однако фактически сложил наказания полностью.

Кассационной инстанцией приговор был приведен в соответствие с требованиями закона и на основании ч.1 ст. 40 УК РСФСР применен принцип частичного сложения наказаний, что повлекло снижение назначенного Безрученко наказания на 6 месяцев.

Кунашакский районный суд (судья Сулейманов Р.К.) признал виновным и осудил гражданина Ягафарова за преступление, совершенное до 1 января 1997 года, по ст. 158 ч.2 п.п. "б", "в", УК РФ к 3 годам лишения свободы, и, применив ст. 70 УК РФ, путем полного присоединения неотбытого по предыдущему приговору наказания окончательно назначил 6 лет лишения свободы.

Однако суд не учел, что в соответствии с предыдущим приговором, которым Ягафаров был осужден к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года в срок отбытия наказания ему было зачтено содержание под стражей в течение 3 месяцев и 3 дней.

Таким образом, неотбытая часть наказания по предыдущему приговору составляла менее 3 лет, присоединенных судом к назначенному по последнему приговору наказанию.

Судебная коллегия снизила назначенное Ягафарову наказание до 4 лет лишения свободы, применив ст. 41 УК РСФСР.

В ряде случаев снижение наказаний было обусловлено тем, что суды указывали в качестве отягчающих ответственность обстоятельств не предусмотренные законом обстоятельства.

Например, назначая наказание гражданину Сладкову С.А., осужденному за нарушение правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть несовершеннолетнего Газизова, Ашинский городской суд (судья Долгова М.М.) в мотивировочной части приговора указал на наступление от преступления тяжких последствий как на отягчающее ответственность обстоятельство.

Между тем, указанное обстоятельство предусмотрено диспозицией ч.2 ст. 264 УК РФ в качестве признака преступления и, в силу ч. 2 ст. 63 УК РФ, само по себе не могло быть повторно учтено при назначении наказания.

Советский районный суд города Челябинска (судья Кузнецова Н.И.) в мотивировочной части приговора в отношении Киселева А.В., осужденного за злостное уклонение от уплаты средств на содержание несовершеннолетнего ребенка, указал в качестве отягчающего ответственность обстоятельства на то, что ранее Киселев привлекался к уголовной ответственности, хотя дело в отношении Киселева было прекращено в ходе следствия.

Исключая из указанных приговоров ссылки суда на наличие этих отягчающих ответственность обстоятельств, судебная коллегия была вынуждена снизить наказание как Сладкову, так и Киселеву.

Положение ст. 10 УК РФ о том, что уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших преступления до вступления такого закона в силу, в равной степени относится и к перечню обстоятельств, признаваемых отягчающими ответственность.

Так, на основании ст. 39 УК РСФСР совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения могло быть признано судом обстоятельством, отягчающим ответственность, а в перечне обстоятельств, отягчающих наказание, указанных в ст. 63 УК РФ, такое обстоятельство отсутствует.

Следовательно, в соответствии со ст. 10 УК РФ с 1 января 1997 года суды не вправе учитывать совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Однако, это требование закона нарушалось судами достаточно часто.

Например, Уйский районный суд (судья Карасев В.К.) в приговоре, постановленном 26 августа 1997 года по делу в отношении Худякова И.А., осужденного по п.п. "а", "б", "в" ч.2 ст.158 УК РФ, указал в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность, на совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения и на упорное нежелание Худякова встать на путь исправления.

Аналогичные нарушения закона были допущены Снежинским городским судом (судья Скоробогатов Г.М.) по делу в отношении Башкирцева В.Б., Уйским районным судом (судья Карасев В.К.) по делу в отношении Уткина А.Г., Чебаркульским городским судом (судья Булатова М.А.) по делу в отношении Зобова С.В. и по многим другим делам.

Как нарушение требований ст. 10 УК РФ было расценено судебной коллегией назначение наказания Чебаркульским городским судом (судья Кузнецов А.П.) осужденному по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ Яковлеву П.Н. Суд назначил ему минимальное наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, хотя преступление им было совершено в августе 1995 года, а минимальная санкция ч.2 ст.146 УК РСФСР равнялась 6 годам.

При таких обстоятельствах суд не мог назначить Яковлеву более 6 лет лишения свободы.

Златоустовский городской суд (судья Малыгина Г.Г.) при назначении наказания осужденному по ст. 207 УК РСФСР Пескишеву В.П. вышел за пределы максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией указанной статьи (6 месяцев) и назначил лишение свободы сроком на 8 месяцев, что повлекло изменение приговора со снижением наказания.

Некоторые суды при назначении видов наказания не учитывали разъяснений Федерального Закона "О введении в действие уголовного кодекса Российской Федерации" от 24 мая 1996 года.

Так, вопреки разъяснениям, содержащимся в п.4 указанного Закона, Тракторозаводский районный суд города Челябинска (судья Макарняева О.Ф.) назначил осужденному по ст. 157 УК РФ Соломенцеву Н.И. наказание в виде ареста сроком на 3 месяца, хотя этот вид наказания может применяться после вступления в силу Уголовно-исправительного кодекса Российской Федерации по мере создания необходимых условий для его исполнения.

Тем же судом и под председательством того же судьи был постановлен приговор в отношении Кузнецовой Е.В., осужденной по ст. 327 ч.3 УК РФ (за использование заведомо подложного пенсионного удостоверения для бесплатного проезда в общественном транспорте) к штрафу в доход государства в сумме 8 349 000 рублей.

Между тем, преступление было совершено Кузнецовой в ноябре 1996 года, а санкция ч.3 ст. 196 УК РСФСР, действовавшего на момент совершения преступления, предусматривала штраф в размере до одного минимального размера оплаты труда (по состоянию на ноябрь 1996 года - 75 900 рублей).

Поэтому, в силу ст. 10 УК РФ, суд был не вправе применять санкцию ч. 3 ст. 327 УК РФ, предусматривающую штраф в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда.

Недостаточное знание некоторыми судьями новых норм Общей части Уголовного Кодекса Российской Федерации повлекло снижение наказаний, назначаемых за неоконченные преступления.

Так, Саткинским городским судом (судья Чабаев Н.В.) был осужден по ст. 30 ч. 3 и ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы гражданин Нуртдинов Н.Ф.

Судебная коллегия снизила назначенное ему наказание до 4 лет лишения свободы, указав, что суд первой инстанции не учел требований ч.3 ст. 66 УК РФ, в соответствии с которой размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания.

Санкция ч.2 ст.158 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы до 6 лет, следовательно, за покушение на кражу суд мог назначить Нуртдинову не более 4 лет 6 месяцев лишения свободы.


Отмена определений и постановлений о возвращении дел для производства дополнительного расследования


По сравнению с предыдущими 1995 и 1996 годами количество лиц, дела в отношении которых были направлены судами для дополнительного расследования и стали предметом рассмотрения кассационной инстанции, снизилось с 506 соответственно до 453 в 1996 году и до 435 в 1997 году, хотя и осталось выше, чем в 1991-1994 годах.

Вместе с тем, следует отметить, что соотношение количества лиц, определения и постановления в отношении которых о направлении уголовных дел на дополнительное расследование, оставлены кассационной инстанцией без изменения, и лиц, аналогичные определения и постановления в отношении которых были отменены, по прежнему свидетельствуют о значительном количестве дел, необоснованно направляемых судами для производства дополнительного расследования.

В обобщенном виде статистические данные кассационной практики рассмотрения дел по частным протестам прокуроров на определения и постановления судов о направлении дел для производства дополнительного расследования за последние годы характеризуются следующими данными:

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

год количество лиц, из них, оставлены из них,

в отношении которых без изменения отменены

опротестованы опре-

деления о доследовании (%) (%)

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

1991 331 77 (23,3%) 254 (76,7%)


1992 302 88 (29 %) 214 (71 %)


1993 326 111 (34 %) 215 (66 %)


1994 342 123 (36 %) 219 (64 %)


1995 506 167 (33 %) 339 (67 %)


1996 453 125 (27,6 %) 328 (72,4%)


1997 435 111 (25,5 %) 324 (74,5%)

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

Таким образом, приведенные данные статистики свидетельствуют о том, что ежегодно количество отмененных по частным протестам прокуроров определений и постановлений судов первой инстанции в 2-3 раза превышает количество аналогичных судебных решений, оставленных без изменения кассационной инстанцией.

Наибольшее количество отмененных судебной коллегией определений и постановлений о направлении дел для производства дополнительного расследования было вынесено Ленинским и Орджоникидзевским районными судами города Магнитогорска (в отношении 31 лица каждый), Сосновским районным судом (в отношении 25 лиц), Миасским городским судом (в отношении 24 лиц), Советским районным судом города Челябинска (в отношении 17 лиц), Октябрьским районным судом (в отношении 16 лиц), Златоустовским и Каслинским городскими судами (по 13 лиц).

Причем, Орджоникидзевский районный суд города Магнитогорска уже третий год является "лидером" по необоснованному возвращению дел для дополнительного расследования.

Из 38 лиц, в отношении которых были опротестованы судебные решения Орджоникидзевского районного суда города Магнитогорска о направлении дел на дополнительное расследование, определения и постановления только в отношении 7 лиц оставлены без изменения, а в отношении 31 лица отменены, а количество отмененных определений и постановлений о возвращении дел на дополнительное расследование Сосновского районного суда в 6 с лишним раз превышает количество оставленных без изменения определений и постановлений этого же суда (25:4).

Все уголовные дела (в отношении 16 подсудимых), которые были возвращены для дополнительного расследования Октябрьским районным судом, направлены кассационной инстанцией на новое судебное разбирательство, поскольку предусмотренных законом оснований для возвращения их на дополнительное расследование судебная коллегия не усмотрела.

В соответствии с требованиями ст. 232 УПК РСФСР уголовное дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования в случае неполноты предварительного следствия или дознания, которая не может быть восполнена в судебном заседании, а также в случаях существенного нарушения органами предварительного следствия или дознания уголовно-процессуального закона, наличия оснований для предъявления обвиняемому более тяжкого или существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного обвинения, наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц, либо при неправильном соединении или разъединении дел.

Основными причинами необоснованного возвращения дел для производства дополнительного расследования являются невыполнение судами требований ст. 20 УПК РСФСР, возлагающей и на суды обязанность принятия надлежащих мер для полного, объективного и всестороннего исследования доказательств, а также расширительное толкование некоторых нарушений норм УПК РСФСР, допущенных следствием, как существенных.

При оценке обоснованности решения о возвращении дел для производства дополнительного расследования кассационная инстанция учитывала, что у суда также имеются, хотя и меньшие чем у органов предварительного следствия, возможности для восполнения в судебном заседании пробелов следствия.

Однако по прежнему продолжают иметь место случаи, когда суды принимали решения о направлении дел для производства дополнительного расследования в связи с необходимостью проведения различных экспертиз и допроса дополнительных свидетелей.

Так, Копейский городской суд (судья Лаврова Е.Н.), возвращая для производства дополнительного расследования дело по обвинению Суворова А.А. и Апрелова С.В. по ст. 108 ч.2 УК РСФСР, предложил органам следствия провести дополнительную судебно-медицинскую экспертизу для исследования вопросов о возможном влиянии на наступление смерти потерпевшего переохлаждения организма и несвоевременного оказания ему медицинской помощи, допросить дополнительных свидетелей, проверить факт неоказания медицинской помощи потерпевшему врачами Часовских и Кроль, решить вопрос о привлечении их к уголовной ответственности.

Отменяя определение суда, судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РСФСР суд мог назначить проведение дополнительной или повторной судебно-медицинской экспертизы (вопрос об эксгумации трупа судом не ставился), а поэтому весь комплекс вопросов, относящихся к компетенции судебно-медицинской экспертизы, мог быть разрешен без направления дела на дополнительное расследование. Вопрос о наличии или отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности медицинских работников поставлен судом преждевременно и может быть разрешен только после проведения дополнительной или повторной судебно-медицинской экспертизы. Что касается предложения суда расширить круг свидетелей, то суд не был лишен возможности допросить их в судебном заседании, поскольку установил их фамилии и даже указал их в определении.

Каслинским городским судом (судья Гибадуллин М.А.) было вынесено определение о возвращении для дополнительного расследования дела в отношении Исаева М.И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 103 и 149 ч. 2 УК РСФСР.

Суд предложил органам следствия провести подсудимому судебно-психиатрическую экспертизу, дополнительную судебно-медицинскую и пожарно-техническую экспертизы, исследовать личность потерпевшего по поводу употребления им наркотиков, а так же указал на необходимость предъявления Исаеву более тяжкого обвинения по его действиям в отношении другого лица.

Кассационная инстанция удовлетворила частный протест прокурора об отмене указанного определения в виду того, что суд не полно исследовал представленные следствием доказательства в судебном заседании и преждевременно пришел к выводу о необходимости направления дела на дополнительное расследование. В частности, в материалах дела имелись заключение ОГСП о причинах пожара и его очаге, заключение судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего, которые не были достаточно полно исследованы в судебном заседании, равно как и не были допрошены все лица, указанные в качестве свидетелей в списке при обвинительном заключении.

В случае возникновения такой необходимости, суд мог назначить проведение экспертиз в судебном заседании без направления дела на дополнительное расследование. Вопрос о наличии в деяниях Исаева более тяжкого обвинения по его действиям в отношении двоих других лиц, не был связан с данным уголовным делом и не мог служить основанием для его доследования.

Сосновский районный суд (судья Огур В.И.) возвратил прокурору района для производства дополнительного расследования уголовное дело по обвинению Русса А.М. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 ч. 1, 111 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ и ст.144 ч.2 и ч.3 УК РСФСР, указав в определении на необходимость "проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий по сбору объективных доказательств насильственного полового акта".

Между тем, суд не конкретизировал какие оперативные и следственные действия необходимо провести при дополнительном расследовании и, более того, неполно исследовал доказательства, представленные органами предварительного следствия.

Достаточно часто суды расценивали некоторые нарушения норм уголовно-процессуального законодательства как существенные, хотя они таковыми не являлись.

Например, Орджоникидзевский районный суд города Магнитогорска (судья Булыгин Н.М.) в определении о направлении на дополнительное расследование уголовного дела по обвинению Овсянникова В.В. и Ошкина А.Ю. указал на нарушение срока предварительного расследования дела и срока содержания обвиняемых под стражей, рекомендовав при производстве дополнительного расследования продлить срок следствия, перепредъявить обвинение и повторно выполнить требования ст. 210 УПК РСФСР.

Калининский районный суд города Челябинска (судья Тибелиус Я.В.) расценил как существенное нарушение норм УПК РСФСР отсутствие в деле по обвинению Баздырева А.В. и Корниенко О.А. постановления следователя о принятии дела к производству и о возобновлении предварительного следствия после его окончания другим следователем.

Принимая решение об отмене указанных определений, суд второй инстанции исходил из того, что существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые повлияли или могли повлиять на полноту, объективность и всесторонность исследования обстоятельств дела. Нарушения же сроков предварительного следствия и порядка принятие дела к своему производству не могли оказать влияния на вынесение правильного решения по делу, а суду надлежало отреагировать на нарушения норм УПК РСФСР путем вынесения частного определения.

Определением Еманжелинского городского суда (судья Мельникова Г.И.) было возвращено для производства дополнительного расследования уголовное дело в отношении Шурару И.Н. и других, обвинявшихся по ст. ст. 17 и 147 ч. 3 УК РСФСР.

В качестве основания для доследования суд указал на нарушение права обвиняемого на защиту при перепредъявлении ему обвинения, выразившееся в необеспечении его адвокатом.

Между тем, из материалов дела усматривалось, что для защиты интересов обвиняемого Шурару по его желанию был допущен адвокат, который принимал участие при производстве следственных действий. Однако на стадии перепредъявления обвинения обвиняемый Шурару отказался от участия защитника, о чем сделал собственноручную запись в процессуальном документе, не ссылаясь при этом на затруднения материального характера.

При таких обстоятельствах органы следствия в соответствии с требованиями ст.50 УПК РСФСР обоснованно приняли отказ обвиняемого от защитника при выполнении указанного следственного действия, а вывод суда о нарушении права обвиняемого на защиту является несостоятельным.

Миасский городской суд (судья Рыжова В.М.) принял решение о возвращении на дополнительное расследование уголовного дела по обвинению Руднова А.И., Нефедкина В.С. и Вавренчука М.Ю. поскольку органами следствия были несоблюдены, по мнению суда, требования ст. 144 УПК РСФСР.

Судебная коллегия не согласилась с доводами суда, поскольку в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых органы следствия указали как обстоятельства совершения преступления каждым из обвиняемых, так и все признаки преступного деяния со ссылкой на уголовный закон, предусматривающий данное преступление. В том числе, в постановлениях были указаны конкретные действия каждого из участников преступления и наличие между ними предварительного сговора на хищение.

Участились в прошлом году случаи, когда суды необоснованно возвращали дела для доследования в связи с изменением их подсудности.

Например, уголовное дело по обвинению Кабакова А.Г., Меньшенина В.С., Варнина Ю.Ю. и Царева С.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 191-1 ч. 2 УК РСФСР, было возвращено Коркинским городским судом (судья Хватков А.П.) для дополнительного расследования в виду необходимости утверждения обвинительного заключения прокурором области, поскольку в соответствии со ст. 36 УПК РСФСР дела данной категории подсудны областному суду.

Между тем, уголовное дело поступило в Коркинский городской суд еще 23 января 1996 года и на тот период времени было подсудно этому суду.

Возвращая уголовное дело 26 августа 1997 года для производства дополнительного расследования в связи с изменением подсудности, суд первой инстанции не учел, что в силу ст.1 УПК РСФСР, производство по делу ведется по закону, действовавшему на момент поступления дела в суд. Следовательно, препятствий процессуального характера для рассмотрения дела, обвинительное заключение по которому утверждено прокурором города Коркино, в Коркинском городском суде не имелось.

Отменяя постановление суда, судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 10 УК РФ при рассмотрении дела по существу и при подтверждении обвинения, суд не был лишен возможности переквалифицировать действия виновных на ч. 1 ст. 318 УК РФ.

В некоторых случаях суды необоснованно принимали решение о возвращении уголовных дел для производства дополнительного расследования, полагая, что имеются основания для предъявления более тяжкого обвинения, либо усматривая нарушения требований ст. 126 УПК РСФСР, в то время, когда таковых не имелось.

Так, Нагайбакский районный суд (судья Липарина Н.А.), возвратил для производства дополнительного расследования уголовное дело по обвинению Кириллова Б.И. в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти ), указав, что в действиях Кириллова содержится состав преступления, предусмотренного ст. 192-1 УК РСФСР (оскорбление работника милиции или народного дружинника), которое является более тяжким.

Кроме того, суд указал на имевшее, по его мнению, место нарушение требований ст. 126 УПК РСФСР, выразившееся в том, что по делу проведено предварительное следствие, а не дознание.

Отменяя определение суда, кассационная инстанция указала, что органам следствия обоснованно, в соответствии с требованиями ст.10 УК РФ, вменено в вину Кириллову совершение преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, а не ст. 192-1 УК РСФСР, поскольку их диспозиции идентичны друг другу, а санкция ст. 319 УК РФ является более мягкой. Что касается доводов суда о нарушении норм уголовно-процессуального закона о подследственности дел, то в силу ч. 1 ст.126 УПК РСФСР предварительное следствие по делам указанной категории может производиться, когда это признает суд или прокурор. Такое решение прокурором было принято и предварительное следствие по уголовному делу было проведено помощником прокурора.

В некоторых случаях суды возвращали дела для производства дополнительного расследования, приводя в определения анализ доказательств и делая выводы о доказанности или недоказанности вины обвиняемых.

Так, Каслинский городской суд под председательством судьи Имашева Г.М. в определении о направлении дела по обвинению Маргаряна Э.А. в совершении преступления, предусмотренного ст.117 ч.3 УК РСФСР, указал на неполноту проведенного следствия и отсутствие в материалах предварительного и судебного следствия объективных доказательств вины Маргаряна.

Аналогичные доводы привел в определении о направлении дела по обвинению Чежегова М.В. и Горбунова А.В. на дополнительное расследование Миасский городской суд (судья Акулин В.Н.).

Отменяя указанные определения судов, кассационная инстанция была вынуждена принимать решение о направлении уголовных дел на новое судебное рассмотрение в ином составе судей, поскольку прежний состав суда высказал свое мнение по делу.

Частные определения кассационной инстанции

В течение 1997 года судебной коллегией областного суда было вынесено 69 частных определений (в 1996 году -78, в 1995 году -90, в 1994 году -52), из них в адрес судов первой инстанции, допустивших то или иное нарушение закона при рассмотрении уголовных дел - 64 частных определения (в 1996-1995 годах - по 72 частных определения); на нарушения закона при производстве дознания или предварительного следствия - 2 частных определения (в 1996 году - тоже 2, в 1995 году -3); по другим основаниям -3 частных определения (в 1996 году -4, в 1995 году - 15).

Однако по состоянию на 1 января 1998 года судебная коллегия получила ответы о принятых мерах по устранению нарушений закона только по 43 частным определениям, что составляет 62%.

Требования ст.21.2 УПК РСФСР, возлагающей обязанность не позднее чем в месячный срок принять необходимые меры и сообщить о результатах суду, вынесшему частное определение, наиболее часто не выполнялись председателем Сосновского районного суда, которым оставлено без ответа 3 частных определения, Брединского, Кусинского, Троицкого районных, Южноуральского городского и Ленинского районного суда города Челябинска, не давших ответов по 2 частным определениям каждый.

Анализируя причины и основания вынесения судебной коллегией частных определений в адрес судов, следует отметить, что некоторые частные определения обращают внимание судей на допущенные ими нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлекшие отмену или изменение приговоров.

Другие частные определения судебной коллегии свидетельствуют о том, что некоторые судьи допускают грубую небрежность при изготовлении процессуальных документов, вносят неоговоренные исправления в приговоры (судья Гаврилова Т.В. - Красноармейский районный суд, судья Тибелиус Я.В. - Калининский районный суд города Челябинска, судья Князева И.Н. -Металлургический районный суд города Челябинска, судья Данилов А.Л. - Верхнеуфалейский городской суд, судья Лепихина Л.В. - Калининский районный суд города Челябинска), употребляют в приговорах неприличные выражения, непринятые в официальных документах (судья Князев Н.Н. -Карталинский городской суд), не обращают внимание на соблюдение сроков подачи кассационных жалоб и не принимают решений о восстановлении пропущенных сроков для кассационного обжалования приговоров (судья Ульданова З.Р. - Тракторозаводский районный суд города Челябинска, судья Дюсенбаев К.Ж. - Центральный районный суд города Челябинска, судья Савченко А.Н. - Советский районный суд города Челябинска), не выносят мотивированных постановлений при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, либо не рассматривают эти замечания вообще (судьи Иванова Н.Н. - Пластовский городской суд, Емельянченко И.И. - Миасский городской суд, Лузина М.С. - Саткинский городской суд, судья Штрауб О.В. - Калининский районный суд города Челябинска, Воронкин С.В. - Троицкий районный суд, судья Долматов В.И. - Металлургический районный суд города Челябинска, судья Анисимов А.М. - Кыштымский городской суд), не обеспечивают соответствие протоколов судебных заседаний требованиям ст. 264 УПК РСФСР (судья Долгова М.М.-Ашинский городской суд, судья Ишмаев Г.М.- Каслинский городской суд, судья Шубин В.Н. - Кыштымский городской суд).

Достаточно часто суды не только не соблюдают сроки рассмотрения уголовных дел, но и допускают явную, неоправданную объективными данными о нагрузке, волокиту как при рассмотрении дел, так и при направлении их в суд второй инстанции.

Так, уголовное дело по обвинению Мешковой В.М., в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РСФСР, поступило в Ленинский районный суд города Челябинска 12 февраля 1996 года и пролежало без всякого движения 1 год и 5 месяцев. В течение всего этого времени дело ни разу не назначалось к слушанию, несмотря на многочисленные жалобы, ходатайства и заявления обвиняемой Мешковой, содержащейся под стражей. Суд не дал Мешковой ни одного ответа на ее просьбы сообщить о причинах столь длительного неназначения ее дела к слушанию. В материалах дела отсутствовали сведения о том, в производстве кого из судей находилось дело все это время и по какой причине уголовное дело, состоящее из 66 листов (одна обвиняемая, признавшая себя виновной, один потерпевший и один свидетель) не было назначено к слушанию. Только 26 мая 1997 года судья Карелина Е.В., которой дело было передано председателем суда, назначила его к слушанию на 1 июля 1997 года и в назначенный день дело было рассмотрено с постановлением приговора.

Тем же судом под председательством судьи Злотвера Л.М. длительное время не назначалось к слушанию и не рассматривалось уголовное дело по обвинению Володина В.И., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ст.105 УК РСФСР и содержащегося под стражей. Указанное уголовное дело поступило в суд 26 февраля 1996 года и не назначалось к слушанию вообще в течение 1 года 4 месяцев, а затем 9 июля 1997 года суд отложил дело слушанием на 28 июля 1997 года без составления протокола судебного заседания.

Агаповский районный суд (судья Ошуркова В.А.), приняв к своему производству в марте 1996 года дело по обвинению Макарчева Г.М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п.п."а","б","в", "г","д" УК РФ, 15 раз откладывал дело слушанием в виду неявки потерпевших и подсудимой Чернуха в судебное заседание, однако надлежащих мер к их явке в суд или к их принудительному приводу не предпринимал. Кроме того, слушание дела откладывалось еще несколько раз в связи с занятостью суда в других процессах, но в итоге было рассмотрено по существу 19 сентября 1997 года (через 1 год и 5 месяцев) и без участия потерпевших.

Достаточно часто суды допускали волокиту не только с рассмотрением дел, но и при назначении их в кассационную инстанцию.

Например, судебная коллегия отреагировала вынесением частного определения на факт нарушения Центральным районным судом города Челябинска (судья Юсупов В.А.) требований ст.ст.328, 330 УПК РСФСР при назначении уголовного дела к слушанию по кассационной жалобе осужденного Мирасова Р.С.

Мирасов и необжаловавшие приговор Володин и Кондаков, осужденные к лишению свободы, содержались в следственном изоляторе после провозглашения приговора в течение почти 10 месяцев, поскольку суд первой инстанции без каких-либо причин не направлял дело с кассационной жалобой в областной суд.

Уголовное дело по обвинению Кузнецова М.Е., осужденного 21 марта 1997 года по ст. 148-1 ч. 3 УК РСФСР (судья Штрауб О.В. - Калининский районный суд города Челябинска) было назначено к слушанию в суде второй инстанции по кассационной жалобе осужденного только на 23 октября 1997 года. Причины, по которым дело пролежало без движения в суде в течение 5 месяцев после провозглашения приговора, из материалов дела не усматривались.

Анализ частных определений показывает, что значительно увеличилось количество дел, по которым суды не выполняли требования ст.ст. 327, 336 УПК РСФСР, регламентирующих порядок извещения лиц, интересов которых касаются жалобы и протесты, о подаче кассационных жалоб и протестов, частных протестов прокуроров и о времени рассмотрения дел в областном суде.

Статистические данные свидетельствуют о том, что всего в течение года судебной коллегией были сняты с рассмотрения и возвращены в районные и городские суды 163 уголовных дела, из них по вине судов, не выполнивших требования ст.ст. 327, 336, 264, 266 УПК РСФСР - 151 уголовное дело.

Кроме того, коллегией были отложены рассмотрением 95 уголовных дел, из которых 13 дел нельзя было рассмотреть в связи с ненадлежащим извещением участников процесса о дне слушания дела в кассационном порядке.

Например, Южноуральский районный суд (судья Реутова И.М.) в нарушение требований ст. 264 УПК РСФСР не обеспечил возможности осужденному Розенкову А.А. ознакомиться с протоколом судебного заседания, хотя последний, как было указано в его кассационной жалобе, обращался в суд с таким заявлением.

Судебная коллегия была вынуждена снимать дело с рассмотрения и возвращать его в суд первой инстанции для надлежащего выполнения требований ст.ст. 264-266 УПК РСФСР.

Подобные нарушения уголовно-процессуального закона были допущены Копейским городским судом (судья Григорьева О.А.) по делу в отношении Гнеденкова В.Ю., Ленинским районным судом города Магнитогорска (судья Никулин Н.К.) по делу в отношении Харитонова А.В., Семенова В.Ю., Куракова П.И. и Озолинска Е.А., Сосновским районным судом (судья Огур В.И.) по делу в отношении Селиверстова В.Ю. и по многим другим делам.

В виду несоблюдения судами требований ст.ст. 327 и 336 УПК РСФСР судебной коллегией были сняты с рассмотрения уголовное дело в отношении Короткова И.Н., осужденного Чебаркульским городским судом (судья Щекалева В.Э.), по которому суд не ознакомил потерпевшую с жалобой осужденного, а осужденному не предоставил возможность ознакомиться с жалобой потерпевшей, хотя содержание жалобы касалось интересов осужденного; уголовное дело в отношении Меньшенина В.С. и других, возвращенное Коркинским городским судом (судья Хватков А.П.) для производства дополнительного расследования, поскольку суд не ознакомил подсудимых с принесенным частным протестом прокурора; уголовное дело по обвинению Исламовой Ю.М., осужденной Катав-Ивановским судом (судья Пичугина О.Л.), по которому суд не ознакомил осужденную с кассацонной жалобой адвоката и не известил ее о дне слушания дела в суде второй инстанции; уголовное дело в отношении Малюга А.М. (судья Ростова Н.А. - Курчатовский районный суд города Челябинска), по которому суд направил потерпевшим извещение о дне слушания дела, но не по тем адресам, где они проживали.

Снимая с рассмотрения уголовные дела или откладывая их слушанием в виду нарушения судами норм УПК РСФСР, судебная коллегия в частных определениях обращала внимание председателей судов на значительный, неоправданный рост почтовых расходов, на дополнительные материальные затраты участников процесса и на увеличение нагрузки на судей кассационной инстанции.


Судебная коллегия по уголовным делам

Челябинского областного суда



Образцы документов

1. Договоры
2. Исковые заявления
3. Доверенности
4. Учредительные документы
5. Адреса мировых судов г.Челябинска
6. Адреса районных судов г.Челябинска
7. Арбитражный суд Челябинской области
8. Адрес Челябинского областного суда


Юридические услуги в сфере автострахования, ДТП, Судебных разбирательств со страховыми компаниями.

Юридические услуги представителя в суде по гражданским делам

Юридические консультационные услуги консультации: по эл. почте, по телефону, выездные.

Юридические услуги для организаций. Абонентское обслуживание, Арбитражный процесс и пр.

Регистрация и ликвидация юридических лиц различной правовой формы.

Юридические услуги: составление исковых заявлений, договоров иных документов.

Юридические Услуги в сфере защиты прав потребителей.

Юридические Услуги в семейном праве. Оформление наследства, опека и попечительство. Бракоразводный процесс.

Юридические Услуги в сфере недвижимости. Регистрация, сопровождение сделок, приватизация и пр.

Челябинск 2014
Юридическая компания "Форлекс", 454048 г.Челябинск, ул.Доватора, д.48 оф.410
Тел.: 8 (351) 230-66-90, 248-48-86, 248-28-68
pravo174@bk.ru